Skip to content

На главную >> Законотворчество >> Благими намерениями…
Благими намерениями…
Разместил(а) Редакция
Законотворчество
07.07.09 05:47

02Приближается четырехлетняя годовщина принятия закона № 94-ФЗ. Участники рынка активно ищут и предлагают способы снижения его отрицательных последствий.

Процедура аукционного распределения госзаказа была задумана для снижения уровня коррупции. Она была введена 21 июля 2005 года Федеральным законом № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

Авторы закона полагали, что аукционы с единственным и объективным критерием — конкурентное снижение стоимости — приведут к повышению качества исполнения госзаказа и оптимизации издержек на него. Но в изначальном варианте закон не делал различия между закупкой скрепок и проектированием или строительством. В закон внесено множество изменений, но первоначальный вариант прочно засел в головах чиновников.

Закон не стал антикоррупционным. Один из самых распространенных способов – отсев ненужных претендентов на стадии допуска к аукциону. В любом пакете документов при желании всегда можно найти поставленную не в том месте запятую. И отстранить конкурсанта. Повторная подача документов с исправлениями не допускается. Бывали случаи, что из поданных на аукцион дел просто вырывались листы, и ненужный конкурсант отстранялся.

Можно через суд добиться признания аукциона недействительным, но за время раскручивания нашей судебной машины работы уже будут выполнены. Есть, правда, орган, способный быстро приостановить реализацию итогов аукциона, — ФАС. Эта служба занимается аукционами активно, классические методы чиновников устаревают, и им приходится искать новые тропинки. Находят.

Полтора месяца назад в редакцию газеты «Строитель» обратились руководители Некоммерческого партнерства по содействию регламентации деятельности в области строительства, реконструкции и капитального ремонта («НПРиКРстрой»). Речь шла об изменении процедуры допуска к аукционам по госзаказу. Суть — департамент муниципального заказа Красноярска исключил генподряд из списка видов деятельности. С конкурсантов стали требовать наличие лицензий на все необходимые для выполнения работы виды деятельности. Очевидно, это было связано с изменением видов деятельности по механизмам саморегулирования, в котором генподряд не предусмотрен. Но процедура вступает в силу с 1 января 2010 года.

Создалась лазейка (точнее, широкая дорога) для обхода 94-ФЗ. Генподрядчик — не посредник, а организатор работ. Тот, с кого можно спросить за результат. Виды деятельности, отсутствующие в лицензии генподрядчика, выполняются специализированными организациями по договорам субподряда. Председатель правления «НПРиКРстрой» Владимир Юрченко: «Все виды работ в списке разрешенных видов деятельности не имеет ни одна компания. Их несколько сотен, и некоторые по определению не могут присутствовать у строительных компаний».

К примеру, работы по монтажу лифтов всегда выполняются исключительно специализированной организацией — это требование Закона о технической безопасности. То же относится к противопожарно-охранным системам. Фундаментные, кровельные, фасадные, отделочные и многие другие работы часто ведутся по субподряду. Благодаря этому крупные компании, выполняющие значительные объемы общестроительных работ, обеспечивают работой большое количество предприятий малого строительного бизнеса.

Новый порядок закрывал допуск к аукциону всем нежелательным для организаторов предприятиям. Механизм прост: в запрашиваемые виды деятельности включается весь список, присутствующий в лицензиях желаемой компании. Почти наверняка у остальных претендентов чего-нибудь не окажется. Еще надежнее запросить заведомо невыполнимый список и отсеять всех. Затем объявить аукцион несостоявшимся по причине отсутствия претендентов и заключить договор с единственным участником без аукциона.

Совместными усилиями нашей редакции и «НПРиКРстрой» к проблеме было привлечено внимание Красноярского УФАС. По его требованию генподряд в число запрашиваемых на аукционе видов деятельности возвращен. Одна из коррупционногенных обходных дорог перекрыта, но осталось много других.

Неэффективность 94-ФЗ как антикоррупционного норматива доказана. Но у немногих сторонников этого закона в федеральной власти, упорно блокирующих любые предложения по его изменению, есть единственный, зато железный аргумент: за четыре года аукционная процедура позволила сэкономить более двух триллионов бюджетных рублей.

Формально это так. А фактически? Эта цифра получается как разность стартовой и итоговой цены всех прошедших в России аукционов. При глубоком рассмотрении аргумент оказывается вовсе не железным.

Дело в том, что провалилась и ставка на повышение качества. Закон создал не конкуренцию, а злую пародию на нее. Фирмы-профессионалы уже не помышляют о том, чтобы на аукционах конкурировать друг с другом. Они озабочены другим: как совместными усилиями противостоять нашествию на госзаказ многочисленного и разнопланового жулья.

94-ФЗ сформировал криминальный бизнес: «Заплатите за неучастие, иначе работать не дадим, уроним аукцион». Профессионалы к этому уже привыкли и нередко вынуждены соглашаться. Фирмы-однодневки, создаваемые специально для участия в аукционах (не путать с выполнением выставляемых на аукционы заказов!) снижают стартовую цену на 40-60%. Бывает, что цена заказа падает на ноль или уходит в минус. Иногда приходится сомневаться в адекватности конкурсанта. В нашем крае известен анекдотический случай: победитель, подрядившийся выполнить заказ бесплатно, потребовал аванс.

Стартовая цена заказа определяется по смете. Профессионал не станет продолжать торг после 10-15% снижения. Заказы уходят в случайные руки. Бывает, что приходится разыскивать победителя, получившего аванс. В прошлом году в крае часть выделенных на строительный госзаказ средств осталась неосвоенной — работа не выполнена, платить не за что. Тоже «экономия»…

Не лучше обстоит дело и тогда, когда заказ пытаются выполнить. Ведь работают в пределах оплаченных сумм. Качество соответствующее. Для исправления такой работы через непродолжительное время проводятся новые аукционы (равно как для выполнения заказа вместо сбежавших получателей авансов). История повторяется. Сэкономленные деньги, и не только они, уходят на устранение брака. Скупой платит дважды, трижды, четырежды... Итоги новых аукционов увеличивают тот самый железный аргумент.

У этого явления есть и другая сторона. Коррупционная. Все понимают, что за 40% от стартовой цены работу сделать нельзя. Никто и не рассчитывает, что она будет сделана за эти деньги. Но фирмы, намеренные работать реально и с приличным качеством, идут на такое понижение. Секрет прост: эти фирмы для заказчика «свои». И позже договорятся о пересмотре суммы. На «два триллиона» эта договоренность не скажется. О какой конкуренции, о каком снижении уровня коррупции и экономии государственных средств идет речь?

Поиску выхода из создавшейся ситуации было посвящено собрание, прошедшее 1 июля в «НПРиКРстрое» по адресу: ул. Маерчака, 3-505. Вопрос был единственным: как конкурирующие между собой члены партнерства без ущерба для конкуренции могут совместно противостоять жуликам?

Актуальность темы сомнений не вызывала: кроме членов партнерства, в обсуждении приняли участие 17 сторонних организаций (некоторые из них, убедившись в серьезности проводимой партнерством работы, после собрания подали заявления о вступлении). Договорились на жалобы время не тратить, говорить только о реальных предложениях. Обсуждение заняло почти час.

Сразу выяснилось: участники дискуссии видят эффективные механизмы только в саморегулировании. Прежде всего, в том, чтобы не принимать в члены организации предприятия, заведомо непрофессиональные, а тем более скомпрометировавшие себя демпингом. Профессионалы друг друга знают. Дополнительную информацию о фирме можно получить в надзорных органах.

Далее следует кодекс чести членов СРО. Компании, превращающие демпинг в бизнес, должны исключаться из организации. Во избежание субъективизма решение о недостойном поведении по представлению контрольной комиссии должно утверждаться общим собранием. Естественно, снижение цены как таковое не является основанием для решения о нарушении кодекса чести: у разных предприятий разные издержки, и основанием для обвинения может служить только снижение цены ниже уровня, при котором именно эта компания может качественно выполнить работу. Конкуренция сохраняется.

Еще один путь — добиваться от заказчика предоставления титульных списков госзаказа на длительный период — квартал, год. Информация о предстоящих аукционах позволит компаниям планировать свою работу. Исчезнет повод на всякий случай идти на аукционы, которые фирме не нужны. Это снизит ажиотаж, а в спокойной обстановке бороться с жуликами проще. При 60-70 участниках именно они хозяева положения. Предварительные переговоры с представителями заказчика уже проведены, и доводы партнерства признаны обоснованными.

Снизить ажиотаж позволит и внутренняя кооперация в СРО. Далеко не всем нужен генподряд. Многие предприятия вполне устраивает субподрядная деятельность. Но они идут на аукцион, поскольку не уверены, что будут привлечены к субподряду. Поэтому пытаются получить заказ самостоятельно даже те, кто специализируется на отдельных видах работ. Это не конкуренция, а кавардак. Координация субподрядной деятельности внутри СРО поможет эту проблему решить.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Также смотрите:

На главную >> Законотворчество >> Благими намерениями…