Skip to content

На главную >> Саморегулирование >> Первая ласточка или последняя надежда?
Первая ласточка или последняя надежда?
Саморегулирование
14.12.10 11:47

Заканчивается стартовый год саморегулирования строительства – первой из базовых отраслей, подвергнутой подобным переменам. Исходя из понимания, что для начала экспериментируют на том, чего не жалко, можно оценить отношение государства к строительному комплексу.

А НАМ ИНТЕРЕСНО, КАК ВЫ БУДЕТЕ ВЫКРУЧИВАТЬСЯ

Именно так однажды ответил руководитель контролирующей инстанции на коллективную жалобу участников совещания про невозможность в жесткие сроки адаптироваться к новому циркуляру. Причем вдобавок при нежелании надзора разъяснять «темные» двусмысленные места.

Как известно, у нас неразумность законов компенсируется необязательностью их исполнения. Но только при условии умения дружить с властью или готовности дать «в лапу». Потому неопределенность формулировок – это вполне осознанный способ неформального контроля над бизнесом.

– Возьмем аттестацию, понятие которой вводится в Градостроительный кодекс как квалификационное требование к специалистам (эту тему Строитель затрагивал в № 388), – недоумевает директор «НПСРпроект» Александр Камина. – Я понимаю аттестацию как заключительный этап повышения квалификации специалиста, предшествующий получению им соответствующего удостоверения. В Постановлении Правительства РФ от 26.06.1995 г. № 610 закреплено положение о том, что «освоение образовательных программ повышения квалификации завершается обязательной итоговой аттестацией». То есть если специалист получил удостоверение о повышении квалификации, значит, он прошел аттестацию. Различные обучающие центры навязывают аттестацию как дополнительный элемент к повышению квалификации, требуя за это дополнительную плату с членов саморегулируемых организаций. За что? За аттестацию на соответствие специалиста занимаемой должности? Но это может сделать сама саморегулируемая организация, и бесплатно! И в чем же тогда смысл аттестации, которую нам навязывают? Хотелось бы знать позицию Ростехнадзора по этому вопросу как надзорного органа. Пока она не определена, любая самостоятельная трактовка понятия аттестации становится весьма рискованной игрой русскую рулетку. Не угадал с понятием – лишился статуса.

Еще одним способом манипулирования предпринимательской средой является постоянная смена правил игр. Причем такие изменения зачастую не только необоснованны, но и просто вредны.

Когда вводили саморегулирование, гораздо проще и дешевле было бы оставить те же виды работ, что указаны в лицензиях, – отмечает заместитель директора НП «Проекты Сибири» Николай Солоненко. – Насколько мне известно от бывалых строителей, эти виды работ были сформированы на протяжении десяти лет. Кроме того, введенный перечень Минрегионразвития РФ за два года уже четыре раза уточнял соответствующими приказами: № 274, 480, 624 и 275. И это тоже, думаю, не последние изменения. И каждый раз необходимо собирать внеочередные общие собрания, утверждать перечень и требования, направлять их в Ростехнадзор для получения разрешений на выдачу свидетельств...

– Становлению саморегулирования мешает правовая неразбериха, – подтверждает сказанное директор СРО НПРиКРстрой Анатолий Шаповалов. – Постоянно меняются нормативные документы. Вчера один приказ, сегодня другой. Уже на выходе проект и по его изменению. Нарушается главный принцип: сначала нарабатывается практика, потом, если надо, корректируется законодательство. Не успели по 274-му набрать опыта, освоить его, понять минусы, и там они были, как появился 624-й, и в нем тоже есть минусы. Ему без году неделя, но снова собираются менять в декабре. Это непостоянство влияет на качество работы. Именно нестабильная правовая база. Причем каждый новый подзаконный акт требует от нас перелопачивать массу документов, строители отвлекаются от работы, во-первых, они должны изучать изменения, во-вторых, оформлять их. Это дополнительная бумажная, интеллектуальная, временная нагрузка, отвлечение на юридические оформления.

На выходе получаем, что власть, постулируя необходимость разбюрокрачивания, с одной стороны, уклоняется от своих прямых функций, делегируя бизнесу ответственность и все имеющие полезную нагрузку обязанности, включая, скажем, разработку СНиПов. С другой стороны, неопределенностью формулировок и постоянной сменой нормативной базы пытается сохранить зависимость от чиновничества для добросовестных партнерств. Причем не предпринимая реальных шагов по зачистке рынка от многочисленных наследников Остапа Бендера, чья деятельность дискредитирует саму идеологию саморегулирования, более того, стремится даже эти, чисто государственные карательные функции вменить предпринимателям.

НОСТРОЙ ДОЛЖЕН РАЗВЕРНУТЬ БОРЬБУ С ФИКТИВНЫМИ СРО И ТОРГОВЛЕЙ ДОПУСКАМИ

Именно так считает председатель комитета Госдумы РФ по строительству и земельным отношениям Мартин Шаккум, по сути, достаточно цинично перекладывая ответственность за это на общественные организации. Возникает законный вопрос: а что тогда за собой оставляет госаппарат? Ну, помимо сбора дани в виде налогов и принуждения предпринимателей к взяткам? Понятно, что средний чиновник стремится, в лучшем случае, минимизировать проведенное на работе время и усилия, в худшем – максимально коррумпировать свою должность. И потому переход к саморегулированию – это, возможно, последняя попытка спасти наше общество, разлагаемое, в первую очередь, бездействием самой власти и делишками отдельных ее представителей. Но если постулируются обязанности для добросовестного, скажем больше, патриотического бизнеса по зачистке предпринимательской среды от мошенников, то для этого хотя бы дайте ему соответствующие права. Со своей стороны НОСТРОЙ пытается получить такие полномочия. Отметим, безуспешно. Максимум, что он может, – направить уведомление о выявленных нарушениях и предложения их устранить. И действующее законодательство исключает возможность прекращения регистрации СРО во внесудебном порядке, а для наработки судебной практики необходимо весьма значительное время.

– Надо незамедлительно отбирать у них (т.е. недобросовестных партнерств) статус СРО и возможность выдавать допуски, – заявил министр регионального развития РФ Виктор Басаргин. Но это только слова.

До сих пор в Градостроительном кодексе прописано, что на один вид допусков необходимо 3 специалиста с высшим или 5 со средним техническим образованием, но не указано, на какой основе они должны трудиться. Потому по сути фиктивные СРО оформляют совместителей-многостаночников, когда 3 «работающих» в десятках фирм специалиста в каждом «выполняют» по 41 виду проектных работ. Чем сложно все эти недосказанности и пробелы тому же самому Басаргину закрыть приказами Минрегионразвития и придать им силу прямого действия? Ответа нет, не говоря уже о действиях.

Функции по надзору за деятельностью СРО делегированы Ростехнадзору. А кто возьмется утверждать, что он их исполняет? Самый наглядный пример – проверьте выложенный на сайте этой организации реестр партнерств в сфере проектирования.

– Уже длительное время он не открывается полностью, – отмечает Николай Солоненко, – и проверить все проектные СРО просто нет возможности.

– Не понимаю необходимости концентрации всех надзорных функций в столице, – пожимает плечами Александр Камина. – Почему часть их нельзя делегировать на места? Это бы повысило как оперативность, так и качество контроля. И нам было бы удобнее значительную часть вопросов решать здесь, а не всякий раз к Москве апеллировать.

Мошенничество на рынке СРО многообразно. От «двойников» в Нижегородской области, выдававших себя за действительные партнерства, причем с организацией похожих сайтов, что исчезли после сбора денег. До последней ситуации, когда, по словам В. Плескачевского на III съезде НОСТРОЙ, «в одной из саморегулируемых организаций руководство сбежало с компенсационным фондом». Уже ликвидировано первое «коммерческое» СРО на севере России, безуспешно пытаются найти другое, исчезнувшее по месту регистрации, на юге.

– А в Интернете по-прежнему появляются, хотя и реже, чем раньше, предложения по оформлению допусков к видам работ пакетом в течение двух дней, – отмечает руководитель аппарата НОСТРОЙ Михаил Викторов. – При выборочной проверке обнаружено с десяток партнерств, на официальных сайтах которых прямо или косвенно (через кредитование) предлагается рассрочка по оплате взноса в компенсационные фонды.

И как нормальной фирме уберечься от рисков «попасть» не только на деньги, но и поставить под угрозу репутацию – как участника фиктивной организации, чье банкротство неизбежно?

ГАРАНТИЯ БЕЗОПАСНОСТИ – ЭТО ВСТУПЛЕНИЕ В РЕГИОНАЛЬНОЕ СРО

Так считает Николай Солоненко:

– У нас в крае нет так называемых коммерческих саморегулируемых организаций, – утверждает он. – Руководители и члены правлений или президиумов, как правило, знакомы друг с другом, осведомлены о достоинствах, преимуществах и недостатках друг друга. Известны им и ведущие специалисты. У нас доверительные отношения, но каждый делает свои дела в рамках дозволенного или разрешенного действующим законодательством. Авторитет партнерства значительно зависит от авторитета его членов, это гарантия стабильности и численного роста СРО. Многое зависит и от руководителя СРО. Если он всю свою сознательную жизнь работает на территории Красноярского края и имеет положительную репутацию, то вряд ли будет ею рисковать. Потому налицо добросовестное отношение к работе, умение ладить и требовать выполнения поставленных задач как с работников партнерства, так и от членов. Нормальные деловые отношения, желание качественно и своевременно выполнить поставленные задачи и, конечно, одно из важнейших качеств – умение видеть перспективу развития саморегулирования. При таком подходе не будет фиктивных организаций. А для своевременного решения проблемных вопросов в Красноярске создан Координационный совет СРО строительной отрасли, открытый для всех добросовестных партнерств, и это еще один значимый шаг в сторону цивилизованного бизнеса.

В свою очередь, Анатолий Шаповалов выделяет следующие признаки сомнительных объединений:

– Во-первых, это наличие в Интернете предложений очень быстро и дешево получить членство и все допуски, обещание решения всех возможных проблем. Наличие иных видов подобной рекламы, рекрутинг новых членов через «агентов». Во-вторых, – выходящая за пределы разумных объемов численность, по сути, сама по себе препятствующая исполнению возложенных на СРО функций. Отмечу также упрощенные требования к вступительным документам, запрашивают самое простейшее: устав, регистрацию в налоговой, все без проведения проверки реальной работоспособности. Кроме того, характерной особенностью временщиков является примитивный вид сайтов при отсутствии ряда значимых разделов.

Отметим, что вступление в подобные партнерства чревато не только денежными потерями, но и, как было сказано выше, репутационными рисками.

Фиктивные СРО, как правило, порождают фиктивные предприятия, чаще всего им содействуют руководители, которые и раньше «покупали» лицензии, не имея в наличии соответствующие кадры и оборудование, – так считает не только Николай Солоненко, и с ним трудно не согласиться. – А теперь они покупают свидетельства о допуске к выполнению работ и надеются, что там их много, и никто проверять достоверность представленных документов не будет.

Члены разорившихся партнерств вполне могут попасть в различные черные списки с потерей доверия и последующей профессиональной дисквалификацией. Но это в будущем. А пока откровенная спекуляция допусками раскачивает всю систему саморегулирования, дискредитируя ее. Но строительство – первый серьезный пласт экономики страны, базовый бизнес, который переходит на самоуправление. Были аудиторы, арбитражные управляющие, но все это не столь значимо. Реальное саморегулирование начинается со строительства. И в случае провала может на этой отрасли и закончиться.

На этапе становления многие СРО набрали некоторый балласт членов, которые по различным причинам выбывают из саморегулируемых организаций, – отмечает Александр Камина. – В основном это те, кто не выдерживает требований, предъявляемых к ним со стороны СРО. Кто-то уходит сам, кого-то приходится исключать. Это естественный процесс, который не вызывает у нас беспокойства. Что настораживает, так это хождение подложных допусков к работам. Мне принесли фальшивое свидетельство о допуске, якобы выданное НПСРпроект. Подделаны бланк, печать, моя подпись и подпись председателя правления СРО. Причем обладатель данного свидетельства пытался всучить эту «липу» члену нашей же СРО.

Попытка замены лицензирования самоуправлением – шаг, инициируемый властью, и, по сути, эта мера вынужденная. Одни видят в ней последнюю попытку спасти существующую систему, придать ее работе ответственность и эффективность. Другие, кто – первую ласточку европейского гражданского общества, кто – возвращение к традиционной для России общинности. – Объединяясь в СРО, строители стали ближе, они чувствуют себя командой на корабле, курс которого в большой степени зависит от этой команды, – считает А. Шаповалов.

Но не всегда все зависит только от экипажа.


kaminaДиректор «НПСРпроект» Александр Камина:

– 240-й ФЗ – это вообще «шедевр» правового искусства с точки зрения толкования положений данного документа. К примеру, в законе говорится о работах «по организации подготовки проектной документации». Что это? Новый вид работ, которого нет в перечне работ, утвержденном 624-м приказом Минрегионразвития? Или законодатель имеет в виду 13-й вид работ по Перечню (генпроектировщик), но в отличной от перечня формулировке? Но разве такие вольности в правовых документах допустимы?! Одни и те же правовые понятия, содержащиеся в разных нормативных источниках, должны быть сформулированы одинаково. Иначе серьезных ошибок не избежать.

Например, обратите внимание на п. 5.1, которым этот закон дополнил статью 48 Градостроительного кодекса РФ. Если считать понятия «генпроектировщик» и «работы по организации подготовки проектной документации» идентичными, то в этой норме законодатель отходит от традиционного понимания генпроектировщика как подрядной организации, привлекающей для выполнения проектных работ субподрядчиков. По смыслу этого пункта генпроектировщиком можно стать и без привлечения субподрядных организаций в случае, если самостоятельно выполняешь весь комплекс проектных работ по объекту капитального строительства. И в этом случае необходимо получать допуск к 13-му виду работ (генпроектировщик). Меня можно упрекнуть в излишних фантазиях на тему, но я готов услышать разумные аргументы против данного варианта толкования правовой нормы. Чтобы не наделать ошибок, хотелось бы получить необходимые разъяснения надзорного органа или Национального объединения проектировщиков. Но пока игра СРО в русскую рулетку продолжается.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Также смотрите:

На главную >> Саморегулирование >> Первая ласточка или последняя надежда?