Skip to content

На главную >> Саморегулирование >> Саморегулируемый хаос
Саморегулируемый хаос
Разместил(а) Руслан ШАШИН
Саморегулирование
22.03.10 22:29

03_ChaosСегодня в саморегулируемых организациях состоит порядка 65 тысяч строительных, изыскательных и проектных организаций. Суммарный объем всех компенсационных фондов перевалил за 15 млрд. рублей.

Задача без ответа

Пока малый бизнес надевал очки на нос, чтобы прочесть законодательство, пока пытался его осмыслить, рынок саморегулирования к концу 2009 года фактически был сформирован. Первыми на нем появились два игрока – столичные СРО коммерческого и достаточно сомнительного толка и региональные саморегулируемые организации, имеющие мощную поддержку государственного аппарата. Опомнившись, в январе подтянулись СРО, созданные исключительно законопослушными представителями малого и среднего бизнеса. И стало очевидно, что тягаться с московским коммерсантами и местными бизнесменами, имеющими поддержку чиновников, не так-то просто.

С первого дня введения института саморегулирования эксперты предупреждали, что власти опосредованно будут создавать «карманные» СРО, куда войдут близкие по духу и кошельку крупные компании. Так оно, впрочем, и получилось. И никто не скрывает, что членство в такой организации гостеприимно открывает перед своими участниками множество дверей, в то время как члены других СРО, выпадающих из-под влияния власти, вынуждены толпиться в очереди, чтобы собрать крошки со стола. И чем дальше от власти, тем меньше шансов получить более или менее стоящий госзаказ или лакомый кусок земли под строительство. Причем условия конкурса будут составлены таким образом, что заказчику изыскать повод для отказа не составит особого труда. Достаточно одной неверно заполненной бумажки. Найти прямое нарушение Закона «О защите конкуренции», уличить в сговоре – задача вообще не имеющая ответа. «Со временем обязательно будет найден механизм, который решит эту проблему», – уточняют в антимонопольной службе. А пока…

«Значительно положительные последствия»

Пока СРО, обеспокоенные участью института саморегулирования, пишут письмо Путину. Вернее, уже написали, утвердили на расширенном заседании Совета Национального объединения строителей и отправили. Среди 120 поставивших автограф под этим посланием трое красноярских НП: «Объединение строителей Красноярского края», «Енисейский альянс строителей», «НП по содействию регламентации деятельности в области строительства, реконструкции и капитального ремонта».

В первых строках авторы уверяют Путина, что «последствия» от действия саморегулирования «значительно положительные», «отрасль избавилась от десятков тысяч фирм-однодневок, которые паразитируют на несовершенстве законодательства о закупках для государственных и муниципальных нужд, не платят налоги, нарушают миграционное законодательство».

Вот он, момент истины. Куда же, позвольте спросить, канули упомянутые фирмы-однодневки? Неужто переквалифицировались в управдомы или пополнили ряды безработных? Где сейчас фирмы, зарабатывающие на «откатах» и картельных сговорах? Ответ, на самом деле, лежит на поверхности.

Алексей Рузанов, генеральный директор компании «Каскад-М»– Мы все надеялись, что после 1 января, с отменой лицензий, в связи с обязательным вступлением в СРО что-то изменится, – говорит генеральный директор компании «Каскад-М» Алексей Рузанов. – Исчезнут конторы, которые, ничего не имея за душой, ходят на аукционы. Но убедились в обратном. Приняв участие в нескольких тенедерах, мы увидели все те же лица, те же фирмы. Причем они теперь являются членами СРО. И у них количество видов работ больше, чем у нас – компаний, которые имеют высококвалифицированных специалистов, технику, репутацию надежных строительных организаций.

В лучшем случае допуски этих фирм приобретены у столичных СРО, вовсю торгующих свидетельствами. Пока законопослушные строители усердно вникают в ситуацию, ушлые столичные деляги, особо не напрягаясь, уже давно нашли выход из положения. Еще до отмены лицензирования они с азартом карточных игроков просчитали алгоритм своей деятельности на перспективу. И теперь себя неплохо чувствуют, распродавая допуски направо и налево. На практике, за словами СРО в данном случае, скрывается какой-нибудь офис на окраине Питера или Москвы, пара компьютеров и цветной принтер, на котором печатаются свидетельства – обыкновенные бумажки с виньетками, имитирующими ценную бумагу.

Причем среди таких СРО, как ни странно, есть откровенные шарлатаны, а есть и те, кто заботится о легитимности своего товара. Иными словами, выдаваемое свидетельство обеспечено всем необходимым по закону. Например, на предприятие своего клиента заочно вводится необходимое количество специалистов с определенным опытом работы и профильным образованием. Не важно, что эти работники трудоустроены еще в десятках других компаниях, важно, что это реальные люди, с реальными дипломами и опытом работы.

Помимо прочего существует такая проблема, как уход региональных компаний за пределы Красноярского края. Вступая в саморегулируемую организацию, которая зарегистрирована непонятно где, за пределами Красноярского края, фирмы избавляются от проблемы регулярного контроля со стороны исполнительных органов СРО. С другой стороны, это здоровая конкуренция – местным СРО невыгодно поднимать сумму вступительного взноса и ужесточать условия участия. Уйти в Москву или Новосибирск любой компании – стоит только подпоясаться.

Наследники Остапа Бендера

Повторюсь, это в лучшем случае. В худшем – для того чтобы принять участие в аукционе, фирмы, живущие на «откатах» и шальных заказах, сами себя наделяют правами члена той или иной СРО. Проще говоря, банально подделывают документы и смело идут на комиссию, заранее зная, что, даже если их выведут на чистую воду, уголовное преследование им не грозит. Они прекрасно знают, что когда сумма заказа превышает 10 миллионов рублей, то на комиссии в обязательном порядке присутствуют представители ОБЭПа и прокуратуры с целью выявления коррупционных действий. Но и это их не останавливает.

Например, в конкурсе на строительство Сибирского клинического центра одна фирма представила фальшивые документы и фальшивую платежку на 12 млн. Трудно сказать, как бы развивались события, если бы кто-то не заметил, что свидетельство и приложение к нему оказались под разными номерами. Нелепая ошибка, но факт. Сотрудники ОБЭП края провели проверку, но причин для возбуждения уголовного дела так и не нашли. «Вот если бы они выиграли конкурс и после подделка обнаружилась, тогда другое дело», – прокомментировал ситуацию представитель правоохранительных органов.

Олег Харченко, заместитель руководителя УФАС по Красноярскому краю– Таких Остапов Бендеров развелось много, и управу найти на них практически невозможно, – признался нам заместитель руководителя УФАС по Красноярскому краю Олег Харченко. – Есть у нас ряд примелькавшихся организаций, которые участвуют в достаточно крупных аукционах. Свидетельство о вступлении в СРО, перечисление залога и все остальное они печатают, не отходя от кассы. Есть принтер, сел и напечатал.

Где остальные?

Так что же хотят нацобъединения от правительства, в чем суть их претензий? Читаем письмо далее: «…не могут не вызывать тревогу и озабоченность намерения провести кардинальные законодательные реформы – резко сократить сферу саморегулирования, т.е. вывести на свободный рынок многие опаснейшие виды строительных работ, кратно повысить размеры отчислений в компенсационные фонды, ликвидировать нормы, мотивирующие развитие страхования гражданской ответственности. Разве произошла остановка строительства объектов, выполнения проектных работ или изысканий? Или выросла безработица в строительной отрасли? Или произошла монополизация рынков, повысились цены на выполняемые работы?» – спрашивают авторы письма Владимира Путина и сами отвечают: «Ничего этого нет».

А как же тот факт, что из действующих компаний в сегменте строительства в СРО вступило всего порядка 30%. Спрашивается, где остальные 70. Безработицу и остановку строительства объектов отметаем, потому что верим авторам письма. Остается предполагать, что все остальные строительные компании перешли на нелегальное положение либо массово занялись объектами, которые не требуют государственной экспертизы, либо, найдя в законодательстве пробелы, каким-то образом продолжают работать, как работали раньше.

Но фишка в другом. Нацобъеденения беспокоит пересмотр перечня видов работ, которые оказывают влияние на безопасность. За прошедший месяц перечень пересматривается уже четвертый раз. Благодаря усилиям УФАС и специалистам Минэкономразвития из 760 работ осталось всего 270. Например, из списка исчезли пусконаладочные работы систем жизнеобеспечения объектов (вентиляция, водопровод, канализация, системы автоматики), пусконаладочные работы котельного оборудования, усиление и монтаж деревянных конструкций, облицовка фасадов. И многие-многие другие.

Под знаком вопроса

Почему так беспокоит нацобъединения сокращение списка работ? Хорошо, что перечень «похудел» или плохо? Малый и микробизнес говорит – да. Вступление в саморегулируемую организацию (честно и по закону) для многих тяжкое испытание. Сомнительным СРО, о которых речь шла выше, крайне не выгодно и чревато потерей львиной доли рынка. СРО, где сконцентрирован крупный и ангажированный властью бизнес, тоже говорит нет и пишет Путину: «Уважаемый Владимир Владимирович, мы обращаемся к Вам с просьбой остановить поспешные, необоснованные реформы, внедряемые без учета мнения самих строителей, проектировщиков, изыскателей. Дайте саморегулированию проявить себя, доказать свою состоятельность и полезность для России. Больше всего строительная отрасль сейчас нуждается в стабильности и уверенности в неизменности правил регулирования».

Понятно, что с принятием перечня в усеченным виде крупные саморегулируемые организации окончательно потеряют достаточно обширную часть организаций, которая все еще не вступила в СРО. Эксперты уверены: больше половины из свободных от саморегулирования строителей, изыскателей и проектировщиков вообще сомневаются, что их деятельность требует получения каких-либо допусков. Поэтому не торопятся. Ждут, когда ситуация стабилизируется и перечень работ будет все-таки принят окончательно.

Мало того, от участия в саморегулировании будут отказываться те, кто получил допуски, но принятый перечень их отменит. Проект Федерального закона № 332166-5 «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации» принят в разработку Госдумой. А он предусматривает возврат участнику, чья деятельность выпадает из перечня видов работ, ранее уплаченного вступительного взноса и взносов в компенсационный фонд саморегулируемой организации. Вот о каких реформах велась речь в письме. Кроме того, многим СРО для продолжения деятельности придется добирать членов до установленного законом колличества. Таким образом, если перечень сократят в 2,5 раза, то вряд ли можно говорить о глобальном переходе строительного комплекса на систему СРО, о которой так мечтали лоббисты в правительстве и Госдуме. Соответственно, и сам институт саморегулирования попадает под знак вопроса.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Также смотрите:

На главную >> Саморегулирование >> Саморегулируемый хаос