Skip to content

На главную >> Прблемы и решения >> Энергетический бедлам
Энергетический бедлам
Проблемы и решения
18.07.11 21:32

Половина года минула, а предприниматели до сих пор не знают, сколько им платить за уже потребленное электричество. И это только одна беда. Еще большее горе – тарифы

Проблемы, к которым привело реформирование энергетики «по Чубайсу», обсуждались на конференции, прошедшей в конце июня в стенах Сибирского федерального университета.

Могильщик российской экономики

Именно таковым было общее мнение собравшихся.

– У нас малый да средний бизнес – это рабы, на которых все наживаются и которых никто не слышит, – заявила представитель этого сектора экономики директор ООО «Агромаг» Елена Зимарева о последствиях энергореформ. – Цена киловатта по сравнению с декабрем в январе увеличилась на 37%, в феврале на 42%, в марте на 51%. А во втором квартале нам вообще фактуры на руки перестали выдавать. Вот сейчас получим неизвестно что сразу за три месяца, и не исключено, что многое фирмы тут же будут вынуждены закрыться.

– Практика такова: чем больше экономим энергию, тем быстрее растут цены. За пять лет при снижении потребления на треть мы стали платить в три с половиной раза больше, – негодует генеральный директор ЗАО «Сологонское» Борис Мельниченко. – В итоге деревня разоряется и вымирает. При таких тарифах заниматься сельским хозяйством невозможно!

Да что говорить о небольших предприятиях да аграриях, если даже ориентированная на внешний рынок цветная и редкоземельная металлургия не выдерживает.

– Для алюминиевых заводов в первом квартале 2011 г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года цена киловатта возросла более чем в полтора раза, – замечает Алексей Кочешков, директор департамента ОК РУСАЛ. – И ныне стоимость электроэнергии для нашей отрасли значительно выше, чем у большинства зарубежных конкурентов, что с учетом транспортной удаленности подрывает конкурентоспособность отечественного производства. Мы повторяем путь США, где многие заводы закрылись, другие в лучшем случае работают в «мерцающем» режиме. Иногда на время запускаются, в иные периоды стоят.

– На нашем производстве энергия это 20% затрат, – присоединяется к этому мнению генеральный директор ФГУП «Германий» Олег Подкопаев. – Если она еще поднимется, мы просто перестанем выпускать продукцию, и в крае пропадет еще один завод. У нас же производительность труда ниже, чем у западных фирм, а энергоемкость выше. Если еще и тарифы будут выше, это просто добьет все.

– Цены на энергоносители серьезно препятствуют перспективам развития предприятий, – согласен с коллегами заместитель директора ОАО «Красноярский завод цветных металлов им. Гулидова» Борис Ходюков. – При этом самое экологически чистое оборудование, электрическое, по эксплуатационным затратам все дороже и дороже, что заставляет от него отказываться. И если не решить проблему тарифов, мы и к тягловой силе вернемся.

Во многих секторах экономики это уже происходит. Первый заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий Булат Нигматуллин привел пример сельского хозяйства, где за два десятка лет энергопотребление упало в 5 раз, с 67 млрд. кВт/час. в 1990 году до 13 млрд. кВт/час. в 2010-м.

– В России в этом году стоимость электроэнергии по паритету покупательной способности для промышленности до пяти раз дороже, чем в США. А для населения – до двух раз. В результате мы стремительно идем к деиндустриализации страны, всех ее отраслей и регионов, – считает профессор. – А это означает, что неминуемыми являются снижение как внутреннего спроса и потребления, так и производства.

– Доля затрат на электроэнергию в ВВП только с 2007 года возросла с 2,2 до 4%, и это в 2 раза выше, чем в западных странах, – количественно подтвердил этот тезис Алексей Кочешков. – При продолжении действующей энергополитики не позднее чем с 2015 года российский валовый внутренний продукт начнет падать. До 8% из-за роста издержек и отказа от инвестиций, еще – 2-3% к снижению добавит удорожание внутренней стоимости газа.

По мнению правительства края, озвученному министром экономики и регионального развития Анатолием Цыкаловым, алчность энергетиков только в этом году снизит совокупную рентабельность красноярского бизнеса на 1,2-процентных пункта, прибыли предприятий уменьшит почти на 6 млрд. руб., а налоговые поступления более чем на миллиард. Региональную целлюлозно-бумажную промышленность, где затраты на энергию составляют до четверти себестоимости продукции, все это добьет окончательно.

– Опережающий рост тарифов ставит под сомнение привлечение инвестиций и реализацию планов по развитию края, – к такому выводу пришел министр. – Причем это самый главный, а возможно, даже единственный негативный фактор.

Кроме всего прочего, это увеличивает отвлечение средств бюджета от насущных социальных задач, включая медицину, заботу о детях и так далее. Из-за роста стоимости энергии только муниципальным образованиям в 2010 году дополнительно роздано полмиллиарда рублей, а доля убыточных предприятий ЖКХ возросла в полтора раза.

– Реформирование энергетики наносит вред развитию Сибири в целом и Красноярья в частности. При сохранении сложившихся тенденций к 2020 году на территории нашей агломерации возможно снижение численности на 200 тыс. человек при сворачивании производственных сил, – это уже слова заместителя генерального директора ОАО Корпорация «Красноярск-2020» Михаила Полищука. – Активная часть населения и молодежь будут попросту уезжать из региона. И этот процесс уже пошел.

– Внутренний рынок сокращается в значительной степени из-за тарифов, делающих продукцию неконкурентоспособной. В структуре начинают доминировать отрасли с низкой энергоемкостью, что означает деиндустриализацию края и страны, – резюмировала эту часть дискуссии директор Института экономики управления и природопользования СФУ Евгения Бухарова. – За последние годы электроемкость производства в Красноярском крае упала уже почти на треть! А продолжающиеся банкротства наших предприятий (на очереди «Сибтяжмаш», ЦБК и так далее) опускают некогда промышленную Сибирь все ниже и ниже.

На чужом горбу счастья не выстроить

Горестный для страны парадокс ситуации заключается в том, что, несмотря на огромные доходы энергетиков, и в этой отрасли ситуация год от года только ухудшается. Доказательство тому – беспрецедентная череда крупных аварий, последняя из которых произошла 28 июня на Сургутской ГРЭС-1, где пострадало полтора десятка человек, из которых треть погибла.

– Причина в том, что единая энергосистема СССР при значительно меньших капитальных и текущих затратах, чем на Западе, в силу высокой интегрированности обеспечивала надежное энергоснабжение по всей территории, – считает заместитель генерального директора института «Энергосетьпроект» Николай Черный. – Разрушение этой системы вполне логичным образом ведет к нарастанию числа и тяжести аварий. Без восстановления целостной схемы управления энергетикой эта негативная тенденция будет только развиваться.

Имеющий опыт работы заместителем руководителя Минатома Булат Нигматуллин к основным причинам ухудшения работы добавляет человеческий фактор, а именно низкий уровень менеджмента энергокомпаний при высоком уровне зарплат.

– Негодная система управления! – возмущен профессор. – Никакого контроля над издержками, использованием инвестиций, нет координации развития, в том числе с состоянием сетей и транспортной системы. В результате у нас стоимость выработки электроэнергии растет стремительными темпами и уже в два раза дороже, чем в США, практически по всем теплоисточникам (атом, уголь, газ). В целом сейчас показатели работы отрасли соответствуют уровню разве что 1946-1976 годов.

– Жизненно необходим детальный технический аудит систем энергоснабжения, но в последние годы такие работы почти не ведутся, – отмечает доктор наук, заведующий лабораторией Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН Сергей Паламарчук.

– Идет постоянное ухудшение ситуации в сетевом комплексе, рост потерь электроэнергии, – это уже слова министра промышленности и энергетики края Дениса Пашкова. – Только по официальным данным Красноярскстата, с 1994 года потери электроэнергии увеличились в 1,6 раза.

– Я занимался этими проблемами в бытность работы на предприятиях в девяностые годы. Тогда коэффициент потерь был намного меньше, чем сейчас, т.е. динамика резко отрицательная, – согласен с этими цифрами председатель Союза промышленников предпринимателей края Михаил Васильев. – С сетями же ситуация в отдельных местах просто катастрофическая. Нам уже несколько раз приходилось в экстремальном режиме восстанавливать энергоснабжение больших территорий.

– Необузданный рост энерготарифов при регулируемом уровне коммунальных платежей приводит к тому, что наши оборотные деньги вымываются в пользу непонятно кого, – недоумевает генеральный директор «Краскома» Анатолий Матюшенко. – Наши сетевые компании говорят, что этих денег не видят, а положение у них, по сути, плачевное.

Но зарплата в энергетике, тем не менее, в полтора раза выше, чем среднекраевая, при этом продолжает расти опережающими темпами. В то же время, по данным Красноярскстата, коэффициент фондоотдачи на значимых энергетических предприятиях, характеризующий качество их работы, за последние три года снизился на 11,5%. Это свидетельствует о неэффективном использовании основных средств и падении производительности труда, что приводит к росту издержек и относительному снижению рентабельности.

Износ же основных средств в энергетике вырос до 35% (2010), что доказывает отсутствие реальной инвестиционной деятельности. При этом только за счет так называемого «маржинального» ценообразования за последние три года ГЭС и АЭС увеличили свою чистую прибыль соответственно в 2,2 и 1,5 раза. Даже в кризисный период 2008-2009 гг., когда практически вся промышленность была убыточна, в энергетике средняя рентабельность была 20%, у Росгидро 50%. И это притом что во всем мире эта отрасль традиционно относится к низкорентабельным.

По свидетельству Булата Нигматуллина, только за счет манипуляций с продажей мощности потребителям в часы не совмещенных пиковых нагрузок сбытовики получают 70-90 млрд.руб., еще 7-10 млрд. руб. они «экспроприируют» за счет неснижения платы за мощность при неплановых остановках генерирующего оборудования.

В результате получается, что, по сути, все больше и больше обирая производителей и население, энергетические бароны попросту проедают эти средства.

– Нам обещали, что будет механизм самоснижения цен и привлечения инвестиций, на деле все вышло ровно наоборот, – отмечает Михаил Васильев.

То, что основанная на импортированном из Великобритании и полностью там себя дискредитировавшем маржинальном принципе политика образования энерготарифов отражает интересы только производителей энергии, ныне понятно всем.

– Что они делают, – поясняет Алексей Кочешков, – когда падает спрос, то снижают нагрузки на ГЭС, сбрасывают воду вхолостую. Дешевая часть генерации сокращается, что позволяет держать высокие цены на оптовом рынке. Причем ради выручки поставщики электроэнергии требуют постоянных гарантий ее обеспечения даже от государства. В результате потребители бегут от такого рынка и пытаются защититься собственной генерацией.

– Энергетикам нужно сбалансировать свои непомерные аппетиты с интересами потребителей, иначе потом электроэнергию некому будет продавать, – замечает Николай Черный.

– По сути, после разбиения энергорынка на три технологически различных этапа (генерация, сети, сбыт) на каждом из них создана считающаяся только с собственными интересами монополия, – говорит Евгения Бухарова. – И скоро Бурятия и Забайкалье начнут приобретать электроэнергию с китайского рынка, потому что там она уже стоит дешевле.

Что дальше?

Общее мнение участников конференции резюмировал Денис Пашков:

– Развитие системообразующей отрасли должно быть синхронизировано с развитием других отраслей. Тарифообразование должно быть прогнозируемо хотя бы на среднесрочную перспективу, – считает министр. – В реальности в этом секторе рыночных отношений не существует, нет и конкуренции. Необходимо уходить от маржинального принципа покупки электроэнергии. В целом энергетической отраслью должно управлять государство. Если уже в текущем году мы не проведем корректировку на этом рынке, то процесс станет необратимым.

– Методов остановки существующей ситуации нет, пока не проявится политическая воля руководства страны и края. И это должна быть публичная порка, если этого не сделать, ничего не изменится, – уверен Булат Нигматуллин. – Продолжение чубайсовской «реформы» неминуемо приведет к тому, что Россию попросту исключат из мировой истории. По сути, мы уже начали терять свою страну.

– Сегодня, для того чтобы ни одна из отраслей не имела отрицательной рентабельности, цены на электроэнергию, которые по России в среднем составляют 7 центов США (к примеру, в Америке для промышленности они ниже – в среднем 6,7 цента), нужно заморозить на три года, а далее повышать темпом не более чем 5% в год, – заявила руководитель департамента Института проблем естественных монополий Наталья Порохова.

Но она тут же обратила внимание на отсутствие на конференции тех, кто мог бы реально повлиять на ситуацию. То есть представителей генерирующих компаний и федеральных властей, хотя бы в лице депутатов Госдумы.

А без них все мероприятие естественным образом превратилось в ритуальное и не имеющее видимых последствий действо. Вроде гневных осуждений чубайсовских планов по реформированию энергетики, что мы слышали десяток лет назад от оппозиционеров. Разница только в том, что те понимали последствия данной «реформы» заблаговременно, а эти прочувствовали их лишь постфактум. Общее – отсутствие реальных последствий от подобных сборищ.

– Ну, приняли еще одну резолюцию, и что? Сколько их уже было? – прокомментировал результаты конференции президент Союза товаропроизводителей предпринимателей края Валерий Сергиенко. – Вообще есть ли смысл проводить мероприятия, если нет людей, принимающих решения? Единственное, что мы можем делать, это практические шаги – отслеживать выполнение договоренностей об оплате электроэнергии с ростом тарифов не более чем на 20%, совершенствовать приборы учета, чтобы лишнего не платить, да бороться за отмену необоснованных обременений, к примеру, тех же штрафов за неиспользование мощностей. А кардинально проблема с тарифами так называемых естественных монополий – это политика действующей власти. И поменять ее можно только вместе со сменой парадигмы развития страны.

А может, все же лучше без очередных революционных потрясений, как-нибудь по-хорошему? Очень хочется на это надеяться.

Реформа электроэнергетики дала резкое ухудшение всех характеристик (Булат Нигматуллин)

Высокие тарифы означают низкую экономическую эффективность отрасли (Сергей Паламарчук)

Маржинальный принцип образования энерготарифов ущербен и несет только угрозы для потребителей (Денис Пашков)

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
На главную >> Прблемы и решения >> Энергетический бедлам