Skip to content

На главную >> Прблемы и решения >> Заплатите за неучастие…
Заплатите за неучастие…
Разместил(а) Редакция
Проблемы и решения
01.04.09 01:00

zaplatiteЗакон № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров и оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» создает множество проблем, но и до его принятия их тоже было немало. К процедуре госзаказа нужен принципиально новый подход.

В строительной отрасли России госзаказ несколько последних лет считался малопривлекательным — ажиотажный рынок жилья обеспечивал высокую прибыль. Аукционы собирали двух-трех участников, а нередко бывало, что заявку не подавал никто.

Но так было не во всех отраслях. Там, где рынок не был монополизирован, конкуренция ограничивала норму прибыли примерно той же величиной, что и в госзаказе. Там он пользовался спросом. Выбор исполнителей госзаказа определялся по субъективным критериям, открывавшим простор для манипулирования. Процветала коррупция, страдали интересы и государственного заказчика, и свободного бизнеса.

В июле 2005 года был принят 94-ФЗ. Для заказов по строительству была выбрана только процедура аукциона. Исключения сделаны для работ на особо опасных и технически сложных объектах, где допускается проведение конкурса. При начальной цене контракта 50 млн. руб. и более заказчик вправе установить квалификационные требования.

По замыслу авторов закона, главная его цель – обеспечение прозрачности госзаказа, предотвращение злоупотреблений и коррупции. На практикевсе пошло не так. «Антикоррупционный» закон стал генератором абсурда. В аукционе побеждает компания, предложившая наименьшую цену. Даже если раньше она не занималась проектными или строительными работами, но имела лицензию, которая выдавалась по формальным признакам. А дешевые работы не могут быть качественными.

Доходит до того, что участники берутся выполнять работы бесплатно. К примеру, в феврале Красноярским УФАС в реестр недобросовестных поставщиков внесена московская компания ООО «Континент-Строй». Фирма специализируется на подвесных потолках и стальных дверях, но выиграла аукцион на капитальный ремонт объекта «Комплексный центр социального обслуживания населения» в Манском районе. Цена контракта 0 руб., и работы должны быть выполнены бесплатно. За победу боролось 34 участника. Начальная цена контракта — 31 млн. руб. После аукциона победитель от заключения контракта уклонился.

Иногда подрядчик готов даже приплачивать заказчику. 13 марта администрация Красноярска проводила аукцион по техническому обслуживанию копировально-множительной техники. Участников трое. Начальная цена контракта — 410 тыс. руб. Победитель —ООО «Стэнс» — предложил минус 4,1 тыс. руб. Аукционист не имеет права такие предложения отклонять.

Сейчас 94-ФЗ стал для строителей настоящим бедствием. В условиях кризиса спрос на госзаказ превысил все мыслимые пределы. Для участия в конкурсе по скромному, объемом чуть больше 6 млн.руб., госзаказу заявки подает 51 компания. Не все заявители намерены выполнять работу. Участие в конкурсе стало самостоятельной формой бизнеса. Значительная часть претендентов — шантажисты. В коридорах аукциона они предлагают конкурсантам заплатить за свое неучастие, угрожая в противном случае резко сбить цену. Работать не собираются — это фирмы-однодневки.

Даже без шантажистов 94-ФЗ создает проблему. Возрастающая инфляция приводит к дополнительным траншам, по каждому из которых проводятся новые аукционы. В докризисные времена существовало негласное правило: если компания ведет объект, другие туда не идут. Сегодня это правило не действует, и за каждый транш разворачиваются сражения.

Начинает строить одна фирма, продолжает другая, заканчивает третья. У каждой компании своя специфика работы, свои технологические приемы. Даже если все участники процесса — предприятия добросовестные, можно представить, какого качества получится «бутерброд». А если среди них попадается фирма-однодневка, заказчик получает нечто совершенно невообразимое.

Другая сторона — несвоевременное начало финансирования. Это один из коррупционногенных факторов. Зачастую компания, ранее работавшая на объекте, продолжает работу без договора под обещание заказчика заплатить позже. Но перед аукционом чиновник продает или передает приближенной фирме информацию об объеме выполненных работ, и та спокойно сбрасывает цену до величины фактического остатка. Компания, выполнившая работу, остается ни с чем.

Попытки изменения 94-ФЗ предпринимались многократно. Но базовый принцип – минимальная цена — остался прежним. Поправки ухудшили положение. К примеру, с 31.12.2008 г. при афиллированности победителя допускается заключение контракта сучастником, занявшим второе место.То есть если на аукционе под двумя именами выступает одна фирма, то по ее желанию последний шаг аукциона может быть отменен. Можно опустить цену на 10%, а затем резко уронить на 70% и выиграть. А контракт заключитьс 10%-ным снижением.

Недавно изменения пытался инициировать краевой парламент. Внесенный в Госдуму 25.07.2008 г. законопроект №88167-5 обобщал предложения нескольких регионов. В частности, предполагалось в ряде случаев заменить аукционы конкурсами, учитывающими способность компании выполнить работу. Изменения не прошли. Отрицательное заключение дали аппараты правительстваи Госдумы со ссылкой на то, что есть антимонопольное законодательство и реестр недобросовестных поставщиков.

В заключении комитета Госдумы по строительству и земельным отношениям сказано: «Введение дополнительных требований к участникам аукциона не соответствует целям 94-ФЗ — расширение возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирование такого участия приведет к ограничению конкуренции и злоупотреблениям со стороны заказчиков». 13 марта Госдума законопроект отклонила. Конкуренция, безусловно, необходима — монополизм губит экономику. Но между профессионалами. Конкуренция профессионалов с мошенниками и дилетантами — абсурд.

Один из мотивов отказа — наличие российского реестра недобросовестных поставщиков. Это «грозное» оружие. Он включает в себя 1844 компании. Фирмы-однодневки с удовольствием расширят его хоть до десяти, хоть до ста тысяч— под прежним именем выходить на конкурсы они не собираются. В нынешнем виде реестр барьером для демпинга не является.

В общем, как говорится, куда ни кинь, везде клин. До принятия закона было плохо. После стало еще хуже. Между тем в мире есть опыт решения этой проблемы. В Европе контроль над результатами конкурса по госзаказу ведут профессиональные ассоциации, жестко наказывая за демпинг. У нас их роль могут взять на себя создаваемые саморегулируемые организации. Если госконтракт будет подлежать обязательному утверждению в СРО, отвечающей за его выполнение материально. Вводить в закон субъективные критерии не потребуется.

{discuss forum:3}

Рассказывают члены Некоммерческого партнерствапо содействию регламентации деятельности в областистроительства, реконструкции и капитального ремонта

Вениамин Можайцев, директор ООО «Архитектурно-дизайнерское бюро «Алекс-Декор»:

— Без ущерба для качества скинуть со стартовой цены аукциона можно не более 10%. Как правило, аукционы выигрывают одни и те же фирмы, выступающие под разными названиями. Они на смету не смотрят и скидывают цену без ограничений. Выполнить работы по такой цене невозможно, и добросовестные компании аукционы проигрывают.

В феврале прошел аукцион по поликлинике № 13. Участвовало около 80 фирм. Стартовая цена устанавливалась 2,5 млн. руб. По нашей смете сумма составляла 2,2 млн. руб. Итоговая цена на аукционе – 1,212 млн. По глазному центру стартовая цена объявлялась 13 млн. руб., итоговая – 6 млн. Компания, работавшая на этом объекте раньше, успела до выделения денег выполнить большую часть работ, а фирма-победитель сбросила цену до реально оставшегося объема. Сейчас появились фирмы молодые, непрофессиональные и агрессивные. Они спокойно идут на демпинг, не понимая, во что ввязываются. Построить ничего не способны, но нормальным компаниям работать не дают.

Алексей Жаринов, зам. директора ООО «Вира»:

— На проходивших в этом году в Красноярске и крае проектных и строительных аукционах среднее снижение цены составило около 45%. Нормально работать по такой цене нельзя. Получается либо срыв работы, либо низкое качество, либо затягивание сроков.

Появились фирмы, которые требуют заплатить за неучастие. Мы вроде ушли от коррупции чиновников, но пришли к коррупции недобросовестных фирм. Снижение цены не нужно ни заказчику, ни подрядчику. Теряют все. Даже экономии государственных средств, которой обосновывают эту норму закона, не получается. Используются дешевые материалы, срок эксплуатации объекта снижается. Некачественную работу придется исправлять, а это дополнительные затраты.

Я думаю, процедура должна проходить в два этапа: конкурс и аукцион. На первом этапе критерии допуска – сроки, качество, гарантия. Затем среди отобранных компаний проводится ценовой аукцион. Сегодня аукционная комиссия является просто статистом.

Германская схема, когда демпинг преследуется профессиональным объединением, на мой взгляд, у нас эффективной не будет. Организовать новую фирму у нас не проблема. Старая, по сути, фирма с новым названием вступит в профессиональное сообщество и снова будет демпинговать.

Выходом могла бы стать персональная финансовая ответственность владельцев фирмы за включение в реестр недобросовестных поставщиков. Не директора, а именно владельца. Тогда люди задумаются, надо ли создавать фирмы-однодневки.

hloponinАлександр Хлопонин, губернатор края, на совещании в Сосновоборске 25 марта:

— Объекты, финансируемые из бюджета, не должны быть учебным полигоном для фирм, впервые пришедших на рынок.

Эдхам Акбулатов, председатель правительства края, на коллегии министерства строительстваи архитектуры 9 февраля:

— Неправильно, когда одно и то же лицо является учредителем десятка организаций с одними и теми же видами деятельности. Возникает вопрос, кто несет ответственность, – лицо или предприятие. Организацию, разработавшую неприемлемый проект онкоцентра, мы включили в реестр недобросовестных поставщиков. Нам отвечают: заносите, мы завтра создадим организацию с другим именем, опять придем к вам на конкурс и выиграем.

harchenkoОлег Харченко, зам. начальника Красноярского УФАС:

— В мире аукцион как доминирующая форма распределения заказов исчерпал себя лет 80 назад. Мы к ней только пришли. Причем у нас новая реальность: если раньше на аукционе было 2-3 участника, то сейчас – 70-80. В Канском районе победитель предложил 15% начальной цены, и это не насторожило комиссию: работы нет, и люди готовы работать за бесценок.

Бывает, что на аукционах цена контракта не только падает на ноль, но и уходит в минус. У нас есть такие материалы. Ситуация в России не редкая, в Москве нанее уже смотрят спокойно. Объясняют, что предприятия идут на это ради имиджа.

То, что произошло с контрактом компании ООО «Континент-Строй», было очевидно изначально. Созданы все условия для того, чтобы аукцион не состоялся. Деньги выделены в последний момент, к концу года. Не успели открыть счет для внесения аукционного залога. А без залога конкурсанты ничем не рисковали. Участников много, 34 компании, и договориться о том, кто выиграет аукцион, они не могли. Конкурсант, который рассчитывал не на победу, а на долю за неучастие, и не получил ее, обрушил аукцион. Эта ситуация неприятная, но она становится штатной.

У нас находится материал по аукциону в Пировском районе. Капремонт школы. Финансирования долго не было, и одна из фирм выполнила довольно большой объем работ за свой счет. Теперь работу надо оплатить, но делать это следует по закону. На аукцион подали заявки семь участников. Троим отказали из-за невнесения залога, двоих допустили к участию (один из них не пришел). А у двух участников в прошитых и пронумерованных заявках не оказалось нескольких листов. Можно предположить, что их вырвали. Мы передали материал в прокуратуру и УБЭП.

31 декабря 2008 г. в Закон №94-ФЗ вышли изменения. Для участияв аукционе теперь не требуется поступления залога на расчетный счет, достаточно копии платежного поручения. Можно, например, выставить платеж и тут же его отозвать. Или использовать поручение с некорректными данными.

Полностью переработана ст. 41 закона. Вводятся электронные аукционы. Будет создано 5-6 площадок таких аукционов. Управляет системный администратор. По закону дается 10 минут между шагами аукциона и 30— на подведение итогов. Отдаленных участников, обслуживаемых провайдерами с медленной связью, эта норма закона от аукционов фактически отсекает. В выигрыше оказываются только брокерские фирмы. Посредники будут скупать все, а строителей потом привлекать по субподряду.

Появился 15%-ный повышающий коэффициент для отечественных товаров. Если предполагается поставка импортных товаров, то заказчик должен доказывать отсутствие отечественных аналогов. В том числе на технику, технологии.

Введен квалификационный барьер для членов конкурсной комиссии. С 1 января этого года как минимум один член комиссии должен пройти профессиональную переподготовку. С 1 января 2010 года – не менее двух, а с1 января 2011 года – не менее трех. Но наш опыт показывает, что это мало помогает. Переподготовку проходят формально.

Есть изменения по малому предпринимательству. От 10 до 20% общего годового объема госзаказа должно приходиться на субъектов малого предпринимательства. Теперь это положение распространяется и на муниципальный заказ. Но начальную минимальную цену ограничили суммой неболее 3 млн. руб. на товары и работы и 2 млн. руб. — на оказание услуг. Получается, что малые предприятия допускают только к незначительным работам.

Строителям преподнесен неприятный сюрприз. Теперь по закону допускается принудительное снижение цены государственного контракта, заключенного до 1 января 2009 года по строительству, реконструкции и капитальному ремонту. При этом возмещение подрядчику убытков, возникших в результате снижения, не осуществляется.

Отказы от заключения контрактов по итогам аукциона со стороны исполнителей идут в массовом порядке. Соответственно, в массовом же порядке идут заявления о внесении в реестр недобросовестных поставщиков. И о разрешении не проводить аукцион повторно, а заключить договор с участником, занявшим второе место, – иначе будут сорваны сроки строительства. В этом году по положению на 13 марта мы внесли в реестр недобросовестных поставщиков столько же фирм, сколько за весь прошлый год.

Некоторые предприятия, особенно претендующие на крупные контракты, воспринимают включение в реестр болезненно. К примеру, компания «Югус», отказавшаяся от заключения контракта на строительство спортивного комплекса в Ергаках, судится с нами до сих пор. Но, как правило, фирмам, внесенным в реестр недобросовестных поставщиков, даже не всегда надо проходить перерегистрацию, чтобы получить доступ к госконтрактам.

В Минусинском районе фирма была внесена в реестр, но участвовала в аукционе в Пировском районе. Закон №94-ФЗ мало кто читает полностью. А там сказано, что внесение в реестр является основанием недопуска в течение двух лет только в том случае, если это прямо указал государственный или муниципальный заказчик. Если такого указания нет, недобросовестные фирмы снова участвуют в аукционах. А делают такое указание не всегда. То есть возможности действующего законодательства не используются.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
На главную >> Прблемы и решения >> Заплатите за неучастие…