Skip to content

На главную >> Прблемы и решения >> Сибирский чес, или Кто гонит волну Красноярской агломерации
Сибирский чес, или Кто гонит волну Красноярской агломерации
Разместил(а) Редакция
Проблемы и решения
15.02.11 10:30

ivanov_pic.jpgАгломерации не возникают где попало. Их почему-то нет в Исландии и очень много в тропических морях. Красноярск стал агломерацией неожиданно, когда через него прошла железнодорожная коммуникация мирового уровня.

Постепенно агломерационные процессы в его зоне потухли, и вновь он стал агломерацией лишь в 40-х гг. ХХ века, когда сюда началась массовая эвакуация заводов и людей из Европейской части России. Очередную агломерационную вспышку он пережил в период строительства Красноярской ГЭС и алюминиевого завода. Далее все попытки властей реанимировать в нем былое оживление всяческих миграций или достичь миллионного рубежа по численности населения кончались фиаско.

Классическая агломерация (такая, как Токио или Москва) – это, прежде всего, ежесуточные и глубинные миграционные потоки, активная пульсация всех областей жизни городского сообщества. Город вибрирует, вызывая особую форму жизни, для которой необходима новая коммуникационная инфраструктура, которая является главным положительным итогом этого явления.

Именно процессуальность (особая подвижность и изменчивость), а не величина городской территории и плотность людских масс, там проживающих, есть необходимое условие существования агломерации. Последние же два показателя сами по себе – признаки «урбанистической болезни» (в трактовке экологов агломерация – это «большой мегаполис как результат слияния многих последних, хаотично развивающийся, рост которого невозможно остановить»).

Урбанизм привел к созданию городов-гигантов, а агломерационные процессы – к губительному этапу новой цивилизации, которая может плачевно отразиться на жизни человечества, что мы и наблюдаем на примере Красноярска. Во-первых, это бесхозяйственное расходование земли (отравили на несколько метров вглубь, бросили и пошли дальше захватывать). Правый берег Красноярска есть техногенная пустыня, которая по площади может вместить два таких горда, как Красноярск (согласно СНиП 2.08.01-89 (2000) п. 2.1 в городах при средней этажности жилья 4-9 этажей требуется 8 га на тысячу человек). Во-вторых, варварское загрязнение водных ресурсов. Масса ручьев и речушек, спрятанных в трубах, несут отходы в Енисей.

Все это свидетельствует о безответственности и «импотенции» власти и о том, что не только в пространстве будущей агломерации, но даже внутри ее города-ядра царит сквозной коммуникационный хаос и непонимание, как его преодолеть. А не решив проблемы центрального города, невозможно вообще проектировать агломерацию.

Каждая агломерация, если ее хотят создать искусственно, по накатанной схеме и в намеченной точке роста нашей страны, даже если наверно выбрана методология для будущей проектной модели, всегда имеет очень специфическое устройство – описание ее качеств, условий существования и возможностей развития. Ведь предстоящее усложнение структуры и втягивание окружающих городков в центростремительные процессы опирается на историю появления и устройство жизни в регионе.

Если говорить о части страны, которую мы называем «Сибирь», то здесь по определению не должно быть городов-гигантов (попробуй обогреть и накормить мегаполис зимой при –45), и урбанизм здесь имеет вахтовую специфику. Примерами вахтовой урбанизации могут быть Лесосибирск (стоит в устье Ангары и постоянно подписывается сырьем с нее) и Норильск (стоит на скоплении – также агломерация – многомиллионных рудных тел). А теперь возьмите другие города края: куда делось их былое могущество, где безостановочный прирост населения и процветание?

Нельзя путать классические европейские агломерации, появившиеся в течение многих столетий как результат уплотнения и сращивания, с полукочевой урбанистикой Сибири. Очевидно, методологию проектирования в этих вопросах необходимо менять, но это должны решать компетентные профи, а не безграмотные чиновники.

Самое страшное в истории с разработкой «Схемы территориального планирования Красноярской агломерации» не в том, что некие люди, специально отобранные исполнительной властью города для этой работы, завершив очередной чес (повтор ситуации с Иркутском), вынули деньги, расплатились с кем надо и исчезли, а в том, что подсунули дилетантам материал не тот и не о том. И ожидать, что из этого «дерибаса» можно скроить что-либо полезное, конечно, нельзя.

Почему анализом этой «проектной работы» не занималось несколько лет просидевшее в засаде мистическое государственное предприятие под названием «Корпорация «Красноярск-2020», где, судя по тому, как она уходит от решения любых проблем, вообще нет специалистов по строительству городов? По этому поводу хочется привести слова доктора архитектуры В.Л. Глазычева: «Будут привозить из Москвы готовые, но плохие проекты. Такой наглой халтуры у себя они позволить не могут. А в регионах ведут себя как колонизаторы в пробковых шлемах» («Строитель. Енисей» № 303).

От заказчика при этом идет «никакая» информация: иногда данных просто не было, а в большинстве случаев их упрятали, особенно по экологии и безработице. Министерство же регионального развития России, в котором сформирован перечень перспективных городов, гонит волну агломераций под лозунгом «Агломерация – это всегда хорошо!». А прямые исполнители, наладившие сибирский чес и уверовавшие в невозможность проверить их опусы, варят на этом «бабло».

Зачем так настойчиво пытаться увеличить население краевого центра, если скрытая безработица уже давно перевалила за сотню тысяч, а вся молодежь (после 20 лет) из его малых городов проживает здесь без прописки и работает на подхвате и, конечно, без регистрации?

Да, процессов урбанизации никто не отменял, и ежегодно десятки миллионов людей перекочевывают из сельских поселений в города, но в нашем конкретном случае это пагубный процесс, который перегружает центр и оголяет регионы края.

Имелась ли вообще информация по экологической экспертизе промзон, где в точных границах должен быть составлен отчет-светофор: какие-то участки признаны «зелеными» (безопасными), какие-то красными из-за грозящих отравлением проблем, а какие-то «желтыми» в силу неопределенности.

Конечно, наличие Схемы территориального планирования позволяет руководству края на законных основаниях требовать у Правительства РФ финансовой поддержки (это и есть цель?) – на метро, на четвертый мост… И хотя метро давно роют (уже зарылись) и мост запроектирован, но если стратегия развития города неверна, то, возможно, и сеть станций метро не так кинули, и мост не в том месте поставили.

Плохой уровень качества проектирования объясняется проникновением на рынок большого количества фирм-пустышек, ведь из-за применения ФЗ-94 определяющими факторами для выбора компании государственными заказчиками стали декларируемые сроки исполнения и цена работ. При одном из обсуждений генплана Москвы член Общественной палаты РФ Марат Гельман высказался так: «Почему генплан Москвы плох и непрофессионален? У меня есть три ответа: это проявление жадности, трусости и безразличия. Жадность толкает власть на преступления, трусость заставляет власть все-таки принять этот генплан, чтобы прикрыть их, а безразличие позволяет не думать о последствиях».

Идеология существующего градкомплекса – это идеология ускоренной предпродажной подготовки земельных участков (причем очень часто повторной, спекулятивной), а избыточная коммерциализация всего градостроительного процесса уводит в сторону от первичности стратегии.

Схема, выполненная Гипрогором (Москва), является эрзац-проектом, т.к. не дает ответов, а создает только тупики своими городами-спутниками, которые некем и незачем будет заселять, зато появится огромная сеть бросовых коммуникаций. Есть еще масса проблем, которые (за очень большие деньги, уже вложенные в проект) должны быть решены в новом генплане, и непонятно, пройдет ли он независимую экспертизу (а возможно, уже прошел, минуя стадию общественного обсуждения).

Хотелось бы донести до профессионального сообщества предложения по вахтовой урбанизации Красноярского края, провести показательный анализ достижений наших зарубежных коллег по проектным решениям Миланской и Московской агломераций, а также вспомнить классику (для поднятия общего уровня понимания) реконструкций мегаполисов в исполнении звезд Ле Корбюзье (для Парижа) и Кензо Танге (для Токио).

Рисунок автора

Как легко уводятся из края огромные деньги, и как обидно, что «товар», которым с нами рассчитываются, абсолютно ничего не стоит – все время возникают ситуации, как в сказке «Голый король».

Не только в пространстве будущей агломерации, но даже внутри ее города-ядра царит сквозной коммуникационный хаос и непонимание, как его преодолеть.

Нельзя путать классические европейские агломерации, появившиеся в течение многих столетий как результат уплотнения и сращивания, с полукочевой урбанистикой Сибири.

Минрегионразвития гонит волну под лозунгом «Агломерация – это всегда хорошо!», а прямые исполнители, наладившие сибирский чес и уверовавшие в невозможность проверить их опусы, варят на этом «бабло».

Идеология существующего градкомплекса – это идеология ускоренной предпродажной подготовки земельных участков, причем очень часто повторной, спекулятивной.

Об авторе

ivanov.jpgОлег Николаевич ИВАНОВ,

работал руководителем группы в Филиале № 1 Государственного института комплексного проектирования, старшим научным сотрудником в Харьковском госуниверситете им. Горького по теме «Оптимизация среды крупного города», преподавателем архитектурного дизайна и архитектурного проектирования, в настоящее время архитектор института «Красноярскагропроект», автор проекта краевой детской больницы.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
На главную >> Прблемы и решения >> Сибирский чес, или Кто гонит волну Красноярской агломерации