Skip to content

На главную >> Прблемы и решения >> От базара – к рынку
От базара – к рынку
Разместил(а) Редакция
Проблемы и решения
08.07.10 05:54

Наверное, ни один российский закон последнего времени не вызывал столь бурного обсуждения и столь противоречивых суждений, как ФЗ-94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

С одной стороны, вступление его в силу 1 января 2006 года открыло новые возможности для бизнеса: доля участия только малых предприятий в госзаказах 2009 года в Красноярске составила 20% (в денежном выражении это около 800 млн. рублей). С другой – и заказчику, то есть государству, реализация этого закона несет существенную выгоду. Так, по данным Минэкономразвития, за период действия ФЗ-94 экономия по бюджетам всех уровней составила порядка 800 млрд. рублей. Ну, а с третьей стороны, и предприниматели, и эксперты-экономисты не устают говорить о несовершенстве закона, оставляющего лазейки для коррупции и необоснованного демпинга. И это притом что ФЗ-94 сколько существует, столько и дорабатывается. Ряд поправок к нему вступает в силу и в этом году.

Неоднозначность оценок закона наглядно демонстрируют цифры. По данным опроса, проведенного федеральным порталом www.zakupki.gov.ru, 74% респондентов в целом поддерживают положения ФЗ-94. При этом официальный сайт агентства государственного заказа Красноярского края содержит десятки жалоб предпринимателей на действия аукционных комиссий по поводу необоснованного отказа в участии в тендерах.

Хотя, чтобы найти объективные причины для отказа, нужно очень постараться. Ведь, согласно закону, требования к потенциальному исполнителю элементарные. Он должен быть зарегистрирован как юридическое или физическое лицо и соответствовать требованиям, которые предъявляются к таким лицам, у него не должно быть задолженностей по уплате налогов. Компания не должна находиться в процессе ликвидации или быть банкротом, ее деятельность в установленном порядке не должна быть приостановлена. Фирма не должна предоставлять о себе заведомо ложные сведения, имущество ее не должно находиться под арестом.

И эти, на первый взгляд, несложные правила вновь вызывают целую цепочку вопросов. С одной стороны, если все так просто, откуда берутся десятки и сотни отказников, и чем, собственно, мотивируется в таких случаях отказ? С другой – почему бы этой самой простоте не привести к тому, что в аукционе будут участвовать фирмы, созданные, условно говоря, вчера и ни дня не работавшие в области, заказ в которой пытаются перехватить? И сделать это элементарно: закон не содержит положения, обязывающего предъявлять к потенциальным исполнителям квалификационные требования (как это делается, например, в Европе). Побеждает тот, кто эффективнее сыграл на понижение. Ну а что стоит за снижением цен, и к чему это может привести, опять-таки особый вопрос.

По данным Минэкономразвития, снижение стоимости выполнения госзаказов в ходе аукционов имеет разброс от 36 до 97 (!) процентов, в среднем же участники тендеров сбавляют цены на свои услуги на 45-53%. Что это? Изначально завышенная цена работ? Неизбежная экономия на их качестве? Ценовой сговор? Или надежда на возврат этих же денег другим, более хитрым, путем? Вот свежий пример из одного российского региона. В ходе торгов на выполнение заказа по строительству Таганрогского дома-интерната для престарелых и инвалидов цена работ была снижена на 32,7%. Казалось бы, неплохая экономия для местного бюджета. Однако в скором времени появляется письмо в местную администрацию с просьбой направить сэкономленные средства (всю сумму!) на капитальный ремонт этого же интерната, Который даже не построен. У руководства области возникли резонные сомнения: кто же позволяет себе делать такой капитальный ремонт, если работы в смету не входят, да и самого ремонтируемого объекта еще нет? И как вообще можно построить объект, выполняя сметные объемы на 50%?

Подобные случаи есть и у нас в крае. Самые последние, правда, не из строительной отрасли, но пример довольно характерный и проблемы вскрывает общие для всех сфер. В аукционе на проведение санаторного лечения детей с различными заболеваниями участвовали наравне и красноярские компании, и представители южных регионов. Некоторые местные участники были исключены сразу: в представленной ими на аукцион документации была якобы указана неполная информация о контингенте отдыхающих (хотя сами по себе условия конкурса уже содержали эти данные).

Что же касается остальных «игроков», то в явном выигрыше оказались южане, ведь на «югах» и питание дешевле, и климат таков, что нет необходимости приобретать медицинское оборудование, без которого в Сибири не обойтись. Один маленький нюанс: в техзадании учитывалась стоимость собственно пребывания в санатории. А вот транспортная составляющая и оплата услуг лиц, сопровождающих детей до места отдыха, – нет. Эти расходы целиком и полностью легли на плечи родителей. Местные компании в итоге оказались в пролете. А деньги ушли в бюджет другого региона. В общем, победила дружба. Вместо здравого смысла.

Понятно, что такие вопросы требуют безотлагательного решения, иначе существование ФЗ-94 становится, попросту говоря, фикцией. Что изменилось в последнее время в области проведения аукционов на выполнение госзаказов? Какие меры стоит предпринять, чтобы защититься от демпинга, за которым чаще всего стоит недобросовестность игроков? С этими вопросами мы обратились к Владимиру Щербенину, начальнику департамента муниципального заказа администрации Красноярска.

– Среди уже принятых и, уверен, эффективных шагов я бы отметил обязательное с 1 июля 2010 года проведение торгов через электронные площадки, – рассказывает Владимир Щербенин. – Такая практика существовала и раньше, однако нововведение состоит в том, что теперь количество этих площадок на всю страну ограничится пятью. Что это даст? Проведение торгов через местные сайты нередко давало возможность манипулировать ходом аукциона, заранее договариваться о его результатах, а иногда и корректировать его итоги задним числом. Сейчас эта возможность практически исключена. Во-первых, существование таких федеральных площадок делает проведение аукционов максимально прозрачным. Во-вторых, дает возможность поучаствовать в них предпринимателям из других регионов. Ну а в-третьих, по идее, должно предоставить всем игрокам абсолютно равные права, ведь заказчик теперь будет знать о том, кто является победителем торгов, лишь после их окончания. Завершить работу по переходу на проведение электронных аукционов на ограниченном числе площадок планируется к 2011 году.

Со своей стороны добавим: мера эта наверняка результативна в плане борьбы с коррупцией и соблюдения принципов добросовестной конкуренции. Но неужели цена вновь оказывается единственным критерием выбора подрядчика? А качество – вновь побоку?

Эксперты не первый год предлагают внести в ФЗ-94 поправки, которые бы изменили этот порядок и которые, увы, пока остаются без внимания. Среди предлагаемых мер, в частности, обязательная разработка техзаданий исключительно экспертными организациями: заказчики зачастую предлагают аукционную документацию, содержащую взаимоисключающие требования и некорректные расчеты. Еще один возможный шаг в защите от демпинга – участие в торгах только после внесения задатка, например, 5%. Если участник заигрался, непомерно или, как потом выяснилось, необоснованно снизил цену, и одна из сторон отказывается от подписания контракта, это грозит потерей задатка. Вариант – поручительство третьей стороны, разумеется, готовой взять на себя в случае чего финансовую ответственность, гарантирующей, что игрок качественно выполнит условия контракта.

А вот страхование как мера антидемпинга, о которой говорилось в течение ряда лет, похоже, все-таки не сработает. Ведь страховые компании, согласно закону, не отвечают за убытки, причиненные умышленно. А демпингующая однодневка или заказчик, который повелся на этот демпинг, надо полагать, определенный умысел вольно или невольно все же имели.

И, наконец, в свое время определенные надежды в плане регулирования цен возлагались на СРО: профессиональные объединения явно не одобрили бы стремление своих членов к нездоровой конкуренции. И при проведении аукционов специалисты предлагали ввести институт независимых наблюдателей, например, со стороны общественных организаций или тех же СРО. Однако проведение аукционов через федеральные электронные площадки само собой сняло этот вопрос, как к этому ни относись.

А как у них?

На Западе давно сформулированы базовые принципы закупочной практики. Это прозрачность (transparency) – открытость и доступность информации о закупках; подотчетность и соблюдение процедур (accountability and duprocess) – четкое следование закупочным процедурам при государственном и общественном контроле; открытая и эффективная конкуренция (open and effective competition) – недопущение дискриминации; справедливость (fairness) – равные возможности для всех участников закупок. И это не просто, так сказать, жизнь по понятиям, эти постулаты закреплены в законодательстве государств и ряде международных экономических документов, таких, как Директивы ЕС, Многостороннее соглашение о государственных закупках в рамках ВТО, документы Организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. В целом же современное международное законодательство о государственных закупках базируется на Типовом законе Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли. Разумеется, в каждой стране свое законодательство, а потому госзакупки и размещение заказов происходят везде по-разному. Это, в частности, конкурсные процедуры (открытые, закрытые, двухэтапные, селективные), закупки на основе переговоров с несколькими потенциальными поставщиками, закупки в обычной торговой сети (метод запроса котировок), закупки у единственного источника и т.д. Но все же в большинстве стран приоритет отдается конкурсным процедурам, поскольку это обеспечивает равные условия доступа к государственным заказам, открытость и прозрачность всех процессов и критериев выбора.

При этом в европейских государствах отслеживается не только само по себе проведение торгов, но и предусматривается контроль над государственными расходами на всех этапах (принятие решения, расчет сметы расходов, анализ соответствия планируемых расходов возможностям бюджета, визирование расходных документов, контроль оплаты контрактов).

Что касается защиты прав местных участников аукционов, то тут к единому мнению в Европе пока не пришли. В большинстве европейских стран придерживаются убеждения, что продвижение национальных производителей нарушает законы здоровой конкуренции, и, в конечном счете, страдает от этого потребитель. И законодательство, к примеру, Германии прямо содержит запрет на оказание каких бы то ни было предпочтений местным компаниям, здесь все играют на равных. Однако кое-где преференции «для своих» все же сохраняются. В США и Канаде такая фора составляет 6%, в Индии и Кувейте – 15%. В России – также 15%.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Также смотрите:

На главную >> Прблемы и решения >> От базара – к рынку