Skip to content

На главную >> Прблемы и решения >> Всеволод Севастьянов: «Вбухали миллиарды, а дальше что?»
Всеволод Севастьянов: «Вбухали миллиарды, а дальше что?»
Разместил(а) Руслан ШАШИН
Проблемы и решения
20.04.10 16:12

Есть ощущение, что мы выходим из кризиса. Новый губернатор, новые люди. Прошлые нерешенные задачи и проблемы приобрели новый смысл, требуют нового подхода.Это касается как строительства в целом, так и промышленного строительства в частности. Об этом и многом другом говорим с депутатом Законодательного Собрания, профессором Всеволодом Николаевичем Севастьяновым.

– Произошли перестановки в министерстве строительства и архитектуры края. Евгений Диев исполняет обязанности министра строительства. Как вы думаете, сможет ли он возглавить отрасль в крае, или это назначение носит временный характер и придет другой человек?

– Претензий к Глушкову предъявлять можно много. Хотя если бы на нем лежала ответственность за какие-то нереализованные проекты, губернатор не назначил бы его своим заместителем. Строительство у нас болевая зона. Не говоря уже о криминальных пирамидах, которые являются достаточно сложным компонентом строительного рынка.

Но Глушков все-таки был профессионалом именно в строительной области. Чего о Диеве я, пожалуй, не скажу. Он человек из другой сферы и с другим жизненным и хозяйственным опытом. Возможно, Диев относится к числу людей, входящих в креатуру Кузнецова. Но в целом, я думаю, возникла проблема. Глушков для старых строителей и новых был своим человеком, с которым они чаще находили общий язык, чем ругались. Как быть с Диевым, никто не знает. Он другой по стилю работы человек, более академичный, в каком-то смысле более кабинетный.

– Довелось слышать такое мнение, что Николай Глушков вроде как повышен, но его полномочия носят лишь номинальный характер.

– Какие будут полномочия Глушкова – вопрос к губернатору. Может, назначение означает почетную отставку, а может, и повышение с новым уровнем и масштабом задач. Об этом можно только догадываться. Через месяц, будет другая картина, ведь у Кузнецова есть возможность заключать контракты со своими ведущими руководителями направлений на полгода, на год. Поэтому нельзя сказать, что реконструкция закончена и люди расставлены.

Я думаю, что какие-то изменения в этом смысле еще предстоят. Это во-первых. Во-вторых, Кузнецов сам сказал в своих губернаторских размышлениях, что по ряду направлений нужна «свежая кровь». Но функции Глушкова точно будут определены губернатором в ближайшее время. Тогда все станет понятно.

– Как вы думаете, какие шаги следует ожидать от Льва Кузнецова в направлении промышленного строительства?

– Кузнецов – прагматик, не имеющий ярко выраженных политических интересов. И в этом смысле он имеет определенные перспективы. Но главное, о чем я хотел сказать, – новому губернатору необходимо определиться со своими собственными задачами. Все проекты, которые ему предстоит завершить в ближайшее время, – это все будут дела Хлопонина. Он будет перерезать ленточку моста через Ангару, он будет вводить первый агрегат Богучанской ГЭС. СФУ развивается... Кузнецову надо находить свою нишу, начинать свое строительство.

Если когда-нибудь, через много лет, пионеры спросят Хлопонина: «Что вы, Александр Геннадиевич, сделали такого интересного в крае? Он ответит: «Ну вот, возобновил строительство Богучанской ГЭС, занимался реализацией программы развития Нижнего Приангарья, Сибирский федеральный университет для вас же построил. А что на этот вопрос скажет дедушка Кузнецов?

– Каким задачам, по вашему мнению, нужно уделить особое внимание губернатору и его окружению?

– Важной практической задачей Кузнецова могла бы стать работа на внутренний рынок края, строительство перерабатывающих предприятий, создание замкнутых циклов. Я всегда настойчиво поднимал вопрос о строительстве у нас нефтеперерабатывающих заводов. Например, если сделать завод в Игарке, мы закроем потребности в топливе на дальнем Севере. И не надо будет совершать героические навигации.

babkiЕсли мы ставим завод (а он уже куплен) в Северо-Енисейске, решаем ангарские топливные проблемы. Но тут возникает другой очень важный вопрос. Когда-то край был силен мощным строительным комплексом, который мог возводить гиганты промышленности, такие, как Горно-химический комбинат или «Надежда». Были крупнейшие организации с огромным потенциалом – «Сибтехмонтаж», «Красноярскпромхимстрой», «Главкрасноярскстрой», «Красноярскалюминстрой» и другие. Были мощности. И если мы что-то подобное хотим делать, надо восстанавливать, создавать эти мощности и условия для формирования этих мощностей.

Мы потеряли систему подготовки кадров. Значительная часть наших профтехучилищ начала готовить поваров-бухгалтеров, кого угодно. Но сварщика, который варит в аргоне, нужно возить на «Мерседесе», предлагать большие деньги, чтобы он согласился работать.

Мало осталось организаций, которые смогли выстоять, сохранить мощности. Приятное исключение – «Стальмонтаж». Наверное, тех, кто работал во времена, когда «Стальмонтаж» получал переходящие красные знамена, практически не осталось. Но остались их традиции и слава. И опыт колоссальный они не растеряли. И когда их «бросили» на Саяно-Шушенскую ГЭС, они еще раз доказали, что могут многое. Я искренне рад, что предприятие работает и развивается. Людям, которые смогли это удержать, – честь и хвала. Очень важно, чтобы мы подкрепили их молодыми силами.

Эти слова я говорю с большим удовольствием в адрес «Стальмонтажа», с большим уважением и признательностью за его работу. К огромному сожалению, невозможно увидеть на телевидении сварщика, инженера, технолога, прораба… Их нет на экранах, нет на стендах, нет на баннерах. Молодежь не знает, что есть такие созидательные специальности и профессии. Все эти брокеры-дилеры, все это уйдет. А то, что сделали строители, останется на века. Поэтому от всей души поздравляю их с 60-летним юбилеем.

– Что нужно сделать для того, чтобы вернуть промышленному строительству края былую мощь?

– Надо формировать и проектировать зоны развития. Находить новые подходы к уже существующим проектам. Если мы хотим развиваться, все время должны наращивать объемы. Пусть небольшие, но стабильные. Нужны люди, которые будут эти объемы выполнять. Да, сегодня изменилась ситуация, хозяйство неплановое, нецентрализованное, средства не государственные, а бог знает чьи. Но и государственных денег вполне достаточно. Их нужно научится использовать рационально для создания перспективного работающего потенциала.

Мы сегодня наблюдаем однобокое развитие отрасли, уход в жилищное строительство. Но что оно значит без промышленного? Комплексное развитие края должно обеспечиваться и комплексностью развития строительной индустрии. Поэтому одна из важнейших задач, на мой взгляд, стоящих перед губернатором, – инициировать создание крупных строительных организаций и, как мы уже говорили, строительство перерабатывающих предприятий по ряду направлений.

Для Кузнецова важно, чтобы это происходило по его инициативе, по инициативе власти, под ее эгидой и там, где ей нужно. И тогда это могло бы стать тем делом, о котором можно потом рассказать пионерам: «Вот, дети, мы теперь не возим в Красноярский край свинину из Китая. Мы выращиваем ее и перерабатываем здесь, на своих заводах, потому что это выгодно всем – и тем, кто выращивает, и тем, кто перерабатывает, и тем, кто потребляет».

В советские время была очень правильная практика стратегического планирования. Можно сколько угодно восхвалять рыночную экономику, но самый ценный опыт советского периода нужно использовать. И он базировался как раз на комплексном развитии. Красноярский край себя обеспечивал сельхозпродукцией и вывозил за пределы края. Строили социальные объекты. Без этого нельзя.

Любые трудности сегодняшнего дня воспринимались бы легче, если бы строители знали, что, как сказал Маяковский, здесь будет город-сад. Если бы видели, что этот город-сад они строят. В связи с этим нужно определиться со схемой расселения и развитием производительных сил. Схема территориального развития – это ключевая вещь. Под это просчитаются и перспективные мощности предприятия. Если мы сумеем эту схему выстроить, сумеем заинтересовать, согласовать и закрепить в правительстве, чтобы не было так – хочу строю, хочу не строю.

Что получилось с подстанцией «Ангара»? Эта подстанция мощностью 500 киловольт, должна была обслуживать алюминиевый завод. В сентябре будет открытие. Вбухали в нее миллиарды, а дальше что? Куда теперь эту электроэнергию девать? Найдем, конечно, куда. Где-то закольцуем, где-то… Но ведь это неправильно! Не для того она делалась.

– Как вы оцениваете темпы развития Нижнего Приангарья, строительство Богучанской ГЭС, какие существуют проблемы?

– Общая проблема – качество рабочей силы. Когда-то в край пришел Андрей Ефимович Бочкин, возглавил «КрасноярскГЭСстрой». Ведь он всю жизнь кочевал по стране, строил электростанции. Приехали с ним специалисты, создали семьи, получили квартиры. Закончили строительство, сорвались, уехали. Квартира осталась, все осталось. Я всегда удивлялся этим людям, я ими восхищался. Они понимают ценность своей профессии. Среди них были ведущие строители, профессионалы своего дела, целые династии. Но сейчас этого уже нет.

Второе. Нет порядка в самом производственном цикле. Вот я привел пример с подстанцией «Ангара». Можно и другие примеры привести. Железную дорогу строим – депо еще нет. Комбинат на правом берегу надо возводить, а от того места, где железная дорога заканчивается, ветку предстоит тянуть еще километров десять. Все что-то не стыкуется, в сроки не вписывается, опаздываем по многим объектам.

Мы не освоили значительную часть средств по Нижнему Приангарью. Ситуация с переселением затянулась. В безобразном состоянии лесосводка. На водохранилище, в верхнем бьефе, скоро возникнут проблемы с деревьями, которые будут гнить, всплывать и портить воду. Вроде бы все подстанции поставили, подтащили на Раздолинск. Дальше что? Тоже возникают проблемы, на решение которых мы потеряем время.

– Кто будет работать на Богучанской ГЭС?

– Я не случайно заговорил о строительно-монтажных коллективах, которые заканчивают объект и тут же едут строить другой. Они для Родины, подчеркиваю, едут строить, а не для Дерипаски. Ведь значительная часть объектов на территории края (так было рассчитано и раньше, и это надо понимать) не принесет региону особой прибыли. Нам Богучанская ГЭС, по большому счету, не нужна. Она проблемы создает экологические.

Возьмите, к примеру, КАТЭК, который строился в советское время. При запуске всех котлов Березовской ГРЭС-1 из трубы каждую секунду(!) должно было вылетать 400 граммов серы и 11 килограммов золы. И все это должно было сыпаться нам на головы. Но мы же не кочегарка. Тогда задумано было все по-другому: Красноярский край становится энергетическим центром страны, а страна нам за это воздаст, пришлет рыбу с Дальнего Востока, из других областей пшеницу, свеклу и сахар из Украины. А мы тут как-нибудь сами все обуздаем, сумеем нейтрализовать, уловить выбросы, введем новые технологии.

Мы работали, для других, другие работали для нас. А сейчас... Для чего нам алюминиевый завод на Ангаре? Там люди наши не работают, нам рабочих этих мест не надо. Там одни проблемы вокруг. Красноярцы готовы решать такие задачи для государства, если оно об этом попросит, но и отношение к нам должно быть соответствующим. Наш житель должен быть заинтересован в этих грандиозных планах по развитию энергетики, алюминиевой промышленности. Кроме того, в той жизни, когда мы работали на Ачинский глиноземный, на КрАЗ, мы точно знали, что металл пойдет на наши гражданские и военные самолеты, а не уйдет в Китай за границу, как сейчас это происходит.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Также смотрите:

На главную >> Прблемы и решения >> Всеволод Севастьянов: «Вбухали миллиарды, а дальше что?»