Skip to content

На главную >> Прблемы и решения >> Почему банки не дают кредиты
Почему банки не дают кредиты
Разместил(а) Редакция
Проблемы и решения
11.03.09 01:00

pochemu banki

Необходим кардинальный пересмотр подходов к кредитованию реального сектора экономики. На VI Красноярском экономическом форуме о важности роли строительной отрасли и малого бизнеса в антикризисной программе говорили многие.

Одна из главных проблем строительства — сложность доступа к кредитным ресурсам. Оформление кредита даже для стабильно работающих предприятий занимает несколько месяцев и обставляется множеством требований, не имеющих прямого отношения к кредиту.

В общем объеме банковских кредитов на строительство приходятся считанные проценты, а на жилищное строительство — десятые доли процента. Малым строительным предприятиям доступ к кредитным ресурсам перекрыт полностью. Более того, зачастую именно банки становятся инициаторами банкротства строительных компаний. Такое положение плохо соотносится с декларациями о ведущей роли строительства и малого бизнеса.

Государство оказало банкам колоссальную антикризисную поддержку в расчете на то, что полученные ими деньги через кредиты поступят в реальную экономику. Этого не произошло. Очевидно, существуют объективные причины, по которым банкиры считают кредитование реального сектора непривлекательным. Надо выслушать финансистов, разобраться в причинах и устранить их. На экономическом форуме в Красноярске этому был посвящен «круглый стол» «Финансовая политика в условиях кризиса». Проблему обсуждали ведущие финансисты России – топ-менеджеры банков, руководители финансовых ведомств федерации и края, ученые-экономисты.

Финансисты не считают правильным положение о том, что государство предоставляет деньги банкам только при условии немедленного транзита их в кредиты для предприятий реального сектора. По их мнению, в ситуации, когда экономика сжимается, не представляется оправданным и требование увеличивать на 2% в месяц объем кредитования реального сектора. Банкиры утверждают, что их вынуждают кредитовать предприятия реального сектора помимо воли и оценки рисков. При такой постановке государство должно делить с банком ответственность хотя бы в виде гарантии по обязательствам указанного государством предприятия.

Банки лишаются главной функции – экспертизы рисков, становятся трансляторами бюджетных средств, что совершенно не соответствует их функциям. Такие операции должны проводиться через специальный институт.

Главной причиной нежелания банков участвовать в кредитовании строительства финансисты назвали большое количество связанных с этим сектором «плохих» долгов — просроченных и необслуживаемых активов. «Плохие» долги парализуют банки с точки зрения возможности кредитования, поскольку связывают капитал и заставляют создавать дополнительные резервы.

Финансисты говорят, что это происходит даже тогда, когда деньги выделяет государство. Эти деньги не могут быть транслированы в реальный сектор, поскольку банки вынуждены вкладывать их в резервы.

Не всегда долг, оцениваемый банком как «плохой», таковым является. Просто на данном этапе он столкнулся с временным падением спроса на свою продукцию. Он сможет впоследствии вернуть денежные средства. Но банк торопится инициировать процедуру банкротства. Российское законодательство о банкротстве отличается от существующего в других странах. Оно создает для кредитора повышенный риск. Часто недобросовестные должники уводят активы, всячески затягивая разбирательство по долгам, а затем объявляют банкротство предприятия, у которого не осталось никаких активов.

Есть случаи, когда компания объявляет так называемый «дефолт» и не несет за это никакой ответственности. На Западе дефолт означает банкротство, а у нас фирма спокойно продолжает деятельность, ничего не теряя. Так поступают даже компании с государственным участием, что говорит о неподконтрольности менеджмента. Низкое качество корпоративного управления (в том числе строительного бизнеса) снижает привлекательность компаний для кредитования. Появляется фактор морального риска. Если кто-то не возвращает долг и остается собственником бизнеса и имущества, это сразу дает негативный сигнал. Неплатежи нарастают лавинообразно.

Из-за несовершенства законодательства при малейших затруднениях у должника начинаются разрозненные торопливые односторонние действия отдельных кредиторов. Каждый хочет быть первым, чтобы успеть покрыть свои убытки.

Остальные кредиторы при этом могут ничего не получить. В результате бизнес может быть разгромлен. Банки при этом превращаются в фирмы по управлению акциями разнородных и неликвидных компаний.

Участники обсуждения предложили создать специальную структуру для работы с «плохими» долгами. Государство должно сформировать специальные институты, предотвращающие волну банкротств здоровой части реального сектора. Нужна защита добросовестного должника. Параллельно должна быть сформирована система, удерживающая должника от тайного увода активов. Очевидно, что для этого необходимо предусмотреть жесткое, вплоть до уголовного, преследование менеджеров и собственников, выводящих активы.

Тормозом для развития кредитования реального сектора является и высокая процентная ставка. Но она — следствие инфляции, провоцируемой государственными расходами, многие из которых имеют сомнительную эффективность. На форуме подверглись беспощадной критике крупные инвестиционные проекты. Не будем называть, это станет темой отдельной публикации. Если кризис продлится свыше двух лет, эти проекты не будут завершены, отвлекут огромное количество денег от неотложных нужд. Отметим, что речь шла не об инфраструктурном обустройстве будущих строительных площадок, а только о проектах глобального масштаба. При этом высказывалась мысль, что модель прайм-инвестиций (прямых инвестиций) в реальную экономику может замещать банковское кредитование, которое становится непомерно дорогим.

Признано ошибочным требование рейтинга у региональных банков, претендующих на поддержку малого и среднего бизнеса. Рейтинг получить сложно, дорого и долго. Это замедляет участие банков в программе.

Нет особого доверия и к государственным гарантиям. Многие действия государства провоцируют недоверие. Это проявляется в закрывании глаз на ряд нарушений со стороны компаний с государственным участием (или прочным административным ресурсом) на генерирование неплатежей с их стороны. Нужен откровенный разговор не только с бизнес-сообществом, но и с обществом в целом. И здесь велика роль независимых СМИ.


Восточно-Сибирский банк Сбербанка России с 19 по 25 февраля 2009 года выдал корпоративным клиентам кредиты на сумму 1 млрд. 054 млн. руб.:

Торговля — 422,87 млн. руб. (40,1% общей суммы), в том числе розничная торговля – 139,64 млн. руб. (13,2%).

Обрабатывающие производства — 356,2 млн. руб. (33,8%), в том числе металлургия — 152,58 млн. руб. (14,5%).

Сельское хозяйство — 103,13 млн. руб. (9,8%).

Строительство — 78,32 млн. руб. (7,4%), в том числе жилищное строительство — 3,8 млн. руб. (0,36%).

Добыча полезных ископаемых — 32,25 млн. руб. (3,1%).

Связь — 20,95 млн. руб. (2%).

Транспорт — 16,37 млн. руб. (1,6%).

Финансовая деятельность и страхование — 11,63 млн. руб. (1,1%).

Информационный обзор Восточно-Сибирского банка Сбербанка России от 2.03.2009 года

Управляющий директор ГК «Тройка Диалог» Андрей Шаронов:

— Такая форма организации работы на VI Красноярском экономическом форуме как «мозговой штурм» оправдала себя и дала возможность сформировать набор антикризисных мер, который гораздо шире предложенного правительством РФ. Конечно, нельзя расценивать высказанные на форуме предложения как немедленную программу действий. Важно, что эти идеи проговариваются, критически осмысливаются, и, надеюсь, будут услышаны правительством.

У власти сегодня есть две модели поддержки российской экономики. Первая — это те меры, которые предпринимались российским правительством в первые месяцы кризиса.

Вывод с нашего рынка иностранных кредитных ресурсов привел к сжатию экономической активности. По цепочке реакция пошла по всем отраслям, и система рухнула как карточный домик. В этом случае государство должно попытаться заместить выпавшие ресурсы своими деньгами, что оно сейчас и делает. Эта модель уже ни раз применялась и в России, и в мире, она понятна, но имеет ряд существенных минусов. Важнейший из них — инфляция. Чем больше средств напрямую вливается в экономику, тем выше инфляция. К тому же, какими бы огромными ни были ресурсы государства, они ограничены и может настать время, когда придется включать печатный станок, а значит, деньги еще больше обесценятся.

Помимо этого, появляется соблазн помочь всем, даже тем, кто неэффективен. Мы должны четко понимать, что после кризиса некоторые предприятия не возродятся. По сути, они уже сегодня мертвы, но, к сожалению, ложно понимаемый термин «социальная ответственность» мешает власти прямо сказать об этом. Такие предприятия поддерживать просто нельзя. Нужно помочь их работникам, дать им возможность переучиться, но сами предприятия — это только вывеска и больше ничего. Сохраняя их, мы консервируем экономику прошлого века.

Все больше экспертов склоняются ко второй модели. Она заключается в том, чтобы поддерживать, в первую очередь, граждан, а экономику стабилизировать не путем прямых государственных вливаний, а через банковский сектор. Правительству же необходимо будет сконцентрироваться на снижении инфляции. Сегодня деньги у банков есть, но они не могут предложить реальному сектору приемлемые ставки при таком уровне инфляции. Если она будет снижена, система заработает.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
На главную >> Прблемы и решения >> Почему банки не дают кредиты