Skip to content

На главную >> Прблемы и решения >> Стоит ли бороться за тендер?
Стоит ли бороться за тендер?
Разместил(а) Редакция
Проблемы и решения
14.09.09 18:26

Для многих строительных предприятий госзаказ стал основным видом деятельности. Госзаказ – возможность сохранить предприятие при сократившихся объемах работ.

Повышение привлекательности госзаказа привело к высокой конкуренции за него. Безусловно, конкуренция — явление положительное, но порой она принимает формы, далекие от рыночных.

Нормативной базой распределения госзаказа является Закон № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», принятый 21 июля 2005 года. Закон устанавливает ряд способов размещения госзаказа — торги в форме открытых и закрытых конкурсов или аукционов, а также путем запроса котировок. Для строительных заказов закон установил только аукционную форму. В некоторых случаях допускается заключение контракта с единственным претендентом.

В открытых конкурсах и аукционах имеют право участвовать любые исполнители, имеющие право выполнять требуемые виды работ. Закрытые торги проводятся, если предметом конкурса является контракт на выполнение технически сложных работ, производимых ограниченным числом исполнителей, а также если речь идет о работах, связанных с государственной тайной. В этом случае в конкурсе могут принять участие только поставщики, получившие персональное приглашение.

Теоретически конкурсная процедура — собственно конкурс или аукцион — интересна и заказчику, и исполнителю. Заказчику она должна позволить выбрать лучшего исполнителя — и по цене, и по качеству. Исполнитель получает возможность показать свой профессиональный уровень и впоследствии использовать факт победы как элемент рекламы.

На практике дело обстоит иначе. Качество как критерий конкурса отошло на задний план. Во главу угла государство поставило цену, и практически единственным аргументом в пользу действующей процедуры стала экономия бюджетных средств. Цифры впечатляют — речь идет о триллионах рублей. Но почему-то никто не называет суммы, потраченные на переделку дешевой, но некачественной работы. А эти цифры могут оказаться сопоставимыми с экономией.

В строительстве некачественная работа может оказаться опасной для жизни людей. К примеру, министр чрезвычайных ситуаций Сергей Шойгу в качестве одной из главных причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС назвал некачественный монтаж систем безопасности фирмой, не имеющей опыта такой работы, но победившей на конкурсе.

В ответ президент Дмитрий Медведев заявил: «Такого допускать нельзя, чтобы фирмы без репутации побеждали на конкурсах. Если побеждает структура, которая не известна на рынке, тогда тот, кто подписывает соответствующие конкурсные решения, должен головой отвечать за то, что эта структура будет работать не хуже, чем те известные игроки, которые сделали свои предложения, но проиграли».
Но действующее законодательство не только не предусматривает подобной ответственности, но и не дает для этого оснований — заказчик, соблюдающий закон, не имеет возможности влиять на выбор исполнителя.

Нередко открытый конкурс превращается в кулуарные переговоры. Причины могут быть разными. Например, заказчик много лет работал с одной фирмой, уверен в ней и не хочет рисковать, связываясь с неизвестной или заведомо ненадежной компанией. Но бывает, что причиной таких переговоров является коррупция. Закон нарушается в обоих случаях.

До принятия Закона 94-ФЗ средством отбора квалифицированных исполнителей были предквалификационные требования — ограничения по опыту работы, кадровому составу, наличию техники, финансовой состоятельности и т.п.

На практике заказчик, желающий предоставить заказ конкретной фирме, расширял список требованиями, не имеющими отношения к надежности компании.

В интервью «Российской Бизнес-газете» (№ 707 от 23 июня 2009 г.) зам. директора департамента госрегулирования в экономике Минэкономразвития Анна Катамадзе пояснила: «Предквалификационные требования приводили к выкидыванию с торгов поставщиков, у которых склад «не на улице Вавилова» или «ранее данный поставщик не поставлял товары для данного заказчика». Теперь такие требования не допускаются, но взамен них появилось неоправданное расширение требуемых видов деятельности.

От красноярских строителей постоянно приходится слышать как о конкурсах с заранее заданным результатом, так и о демпинге. На аукционах стало распространенным вымогательство – требование заплатить за неучастие под угрозой демпингового обрушения. По мнению Катамадзе, предквалификационные требования заменили финансовые гарантии исполнения контракта — залог, вносимый претендентами перед проведением конкурса или аукциона.

Заказчик может потребовать от участников внести денежные средства в качестве обеспечения участия — не выше 5% начальной цены контракта. Победителю тендера и участнику № 2 эти деньги возвращаются. Заказчик может также установить требование финансового обеспечения исполнения контракта в размере не выше 30% начальной суммы. Помимо прямой передачи денег, может быть предоставлена банковская гарантия и страхование ответственности по контракту. Сумма набирается серьезная, но на практике этот инструмент не стал препятствием ни для доступа непрофессиональных участников, ни для демпинга.

В качестве меры борьбы с вымогательством были предложены электронные аукционы. Они введены с 1 июля 2009 года. Участники электронных аукционов не встречаются друг с другом и не могут друг на друга давить. Но, как сообщил нашей газете зам. начальника Красноярского УФАС Олег Харченко, и электронные аукционы не стали барьером для недобросовестной конкуренции.

Многочисленные факты нарушения закона при проведении конкурсов и аукционов привели к тому, что многие добросовестные компании отказываются от участия в торгах. Не хотят тратить время и деньги на заведомо проигрышную процедуру. Так стоит или не стоит бороться за госзаказ?

Стоит. Не участвуя, не победишь точно. Не все торги заданы заранее. На многих из них бывает честная конкуренция, и побеждают добросовестные компании. Некоторые госзаказчики уже научились ставить барьер демпингу, не нарушая закон. Но и претендент должен точно соблюдать требования закона.

Первые промахи начинаются при выборе тендеров. Компании ищут контракт покрупнее, но при этом не рассчитывают свои финансовые возможности. Выбирая тендер, следует внимательно читать извещения и рассчитывать свои финансовые возможности.

Очень важен этап анализа документации и подготовки заявок. Из-за ошибок на данном этапе многие компании не допускаются к участию в конкурсах и аукционах. Проверяя и сопоставляя требования заказчика и закона, можно выявить противоречия и несоответствия, явные и скрытые, и свести к минимуму возможные случаи отклонения заявок.

Анна Катамадзе советует: «Госзаказ — одна из немногих отраслей, где есть быстрая и короткая процедура обжалований действий недобросовестных заказчиков и поставщиков в ФАС. Она длится 5 дней и предшествует подписанию контракта. Оспорить в суде подписанный контракт практически нереально.

В рамках же административного обжалования нарушающие чиновники не просто платят штрафы, но и обязаны восстановить в правах предпринимателей, например, провести повторно аукцион».

Сайт www.business.su обобщает советы тендерных экспертов:
— участвуйте в тендерах;
— выбирайте конкурс или аукцион в соответствии со своими финансовыми возможностями;
— грамотно излагайте преимущества вашей компании в заявке, которая должна соответствовать требованиям конкурсной документации;
— если вам незаконно отказано в участии или праве исполнения контракта, подавайте жалобу в ФАС, не забыв указать в ней все необходимые сведения.

Новое явление — вымогательство у заказчика

harchenkoНа вопросы, связанные с госзаказом в Красноярском крае, нам ответил зам. начальника Красноярского УФАС, Почетный работник антимонопольных органов России Олег Харченко.

— Есть ли у нас законодательные нормы, позволяющие государственному заказчику регулировать качественный состав претендентов на госзаказ – по квалификации, финансовой состоятельности?

— Это возможно, но не на аукционах. У нас магистральное направление — аукцион, поставлена задача — распределять через них 80% всех госзаказов. При этой процедуре выставление предквалификационных требований не допускается. Законодатель считает, что именно эти требования являются основным источником коррупции. Поэтому для участия в аукционе достаточно предъявить не истекшую лицензию или допуск СРО.

Сейчас введены электронные аукционы. На простых аукционах вымогательство недобросовестными компаниями денег за неучастие с конкурсантов, намеренных реально выполнять работу, — обычная практика. Электронные аукционы исключают возможность договоренности между участниками. Но появилось новое явление — вымогательство с заказчика.

Как правило, это происходит на аукционах, где заказчик жестко ограничен сроками и не имеет времени на проведение повторного аукциона. Его подготовка занимает около полутора месяцев. А есть работы, имеющие сезонный характер — строительство на Севере, дорожное строительство, ряд работ в ЖКХ. Пользуясь этим, под угрозой демпингового обрушения аукциона теперь государственному заказчику предлагают любым способом заплатить за неучастие. По этому поводу уже есть судебные дела. В частности, в одном из муниципалитетов отказались выполнять такое требование, и цена аукциона была сброшена почти до нуля.

— Но ведь существует обязанность победителя заключить контракт и ответственность за уклонение или невыполнение предусмотренной контрактом работы?

— Существует. Но фирмы, обрушившие аукцион, заявляют, что вообще в них не участвовали. И предъявляют справку интернет-провайдера, что компьютер был заражен вирусом, который и участвовал в электронном аукционе — подписывал заявку электронно-цифровой подписью, изменял цену... Теперь якобы вирус удален, жесткий диск отформатирован, и доказать в суде, кто реально обрушил аукцион, практически невозможно — суд отменяет наши решения. Нельзя даже просто внести компанию в реестр недобросовестных поставщиков.

Был только один случай, когда удалось представить доказательство – благодаря СМИ. Участник тоже предъявил справку от провайдера, но почти сразу после аукциона журналист задал ему вопрос, почему он пошел на такое снижение цены. Тот ответил, что у него есть свои коммерческие соображения, а желающие могут считать это подарком городу. Тем самым он подтвердил факт личного участия в аукционе. Судебное решение по этому факту пока не принято, суд отложен для изучения новых обстоятельств.

— Предусмотренную Законом 94-ФЗ аукционную процедуру называют в числе причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Якобы предприятие, выигравшее конкурс на монтаж систем безопасности, не имело опыта, и эти системы не сработали.

— К событиям на Саяно-Шушенской ГЭС Закон 94-ФЗ отношения не имеет. Этот закон определяет процедуру госзаказа, а там заказчиком была частная компания — естественный монополист. Он по действующему законодательству имеет право выставлять предквалификационные требования.

Но положение может измениться. Сейчас готовится третий пакет антимонопольных законов. И там предусмотрено распространение процедур Закона 94-ФЗ на заказчиков — естественных монополистов.

— Нам доводилось слышать, что за пределами Красноярска – в городах края, соседних регионах – значительно меньше демпинга и конкурсов с заранее заданным результатом. Существует нормальная конкуренция профессионалов.

— Наша статистика это не подтверждает. В этом году мы уже получили свыше 400 жалоб на злоупотребления при проведении аукционов. По территории края они распределены практически равномерно. Скорее можно утверждать, что большее количество нарушений наблюдается в отдаленных от Красноярска территориях – там слабее контроль.

— Каковы основные ошибки претендентов на госзаказ, приводящие к законному отстранению их от участия в торгах?

— Законных оснований осталось очень мало. В основном они связаны с неправильным оформлением документации. Ошибки при составлении выписок, отсутствие описи документов, не подтвержденные полномочия лица, представляющего предприятие на аукционе. Еще одна причина — несвоевременное перечисление денег на обеспечение заявки. По крупным аукционам набираются достаточно серьезные суммы, а лишних денег сегодня нет ни у кого. Появилась такая практика: фирма заявляет участие в нескольких аукционах, а деньги перечисляет только за первый. А потом пишут письмо, что проигранный аукцион указан в платежном поручении ошибочно, и надо считать деньги уплаченными за следующий аукцион. Эти случаи вскрываются только тогда, когда мы рассматриваем соответствующую жалобу.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
На главную >> Прблемы и решения >> Стоит ли бороться за тендер?