Skip to content

На главную >> Прблемы и решения >> Госкорпорация Сибирь: надежды и опасения
Госкорпорация Сибирь: надежды и опасения
Проблемы и решения
09.06.12 14:28

Предлагаемые глобальные изменения методов развития востока страны всколыхнули общество. Но какими на деле окажутся новации, это пока остается вопросом без ответа.

«Вот новый поворот... Что он нам несет – пропасть или взлет, омут или брод?», поется в популярной песне. А действительно, изменит ли широко обсуждаемый законопроект экономическое положение края и условия жизни красноярцев? И если да, то в какую сторону?

Для начала отметим: пока по поводу намечаемой к созданию мега-корпорации, вроде бы получающей беспрецедентную полноту экономической власти на сибирских просторах, больше слухов, постоянно меняющихся проектов, нежели фактических данных и, тем более, принятых решений. Потому у самых разных людей, при этом занимающих противоположные стороны политического спектра, отношение к этому вопросу зачастую одинаковое, выражаемое фразой: «А чего тут обсуждать, если объекта рассмотрения в более-менее определенной форме, по сути, еще не существует?».

– Меня вот спрашивают, почему я не комментирую историю с корпорацией по освоению Дальнего Востока. Потому что еще не понятно, что из нее получится! – это мнение ультралиберального публициста Ю. Латыниной, – То ли она будет, то ли она не будет, каким размером полномочий она сможет обладать...

Практически вторит своему идеологическому оппоненту неомарксист Михаил Хазин, считающий, что все зависит от способа реализации данной идеи и того, кто будет таким ведомством руководить. А пока определенности по этим вопросам не существует, говорить не о чем.

– Ключевой фактор успеха реализации проекта – качественный менеджмент, – уверен руководитель «Неокона». – Теоретически ничего страшного нет, если ее (корпорацию) правильно делать. А если ее рассматривать только как пенсионный фонд (для отдельных личностей. – Ред.), то это неправильно.

Примерно так же отзываются о предлагаемой структуре профессиональные региональные управленцы.

– Предметно обсудить все аспекты этой актуальной темы сможем после того, как проект федерального закона о развитии Восточной Сибири и Дальнего Востока поступит в краевой парламент, – кратко ответил председатель Заксобрания края А. Усс.

– С практическим воплощением идеи создания сибирско-дальневосточной госкорпорации специалисты на местах детально еще не знакомы, – согласился с главным региональным парламентарием заместитель министра экономики и регионального развития края М. Бершадский. – А ее эффективность в значительной мере будет определяться именно конкретными механизмами и процедурами.

Конечно, помимо высказанной точки зрения, мол, «сначала покажите зверя полностью, и лишь потом мы его будем называть», есть другие, причем диаметрально друг друга исключающие.

Больше мнений негативных. Сторонники такого подхода считают, что создается антиконституционный механизм расхищения ресурсов огромной территории, составляющей 60% России. И, кстати, почти одну десятую – от общемировой площади суши. При этом, помимо всего, выведение части государства из-под юрисдикции общероссийского законодательства создает риски в прямом смысле безграничной коррупции, экологического загаживания Сибири, деградации социальных институтов, закабаления местного населения, изменения этнического состава регионов и так далее.

Но присутствуют и позитивные отклики. От взвешенных «почему бы и нет» до восторженных «одобрям!».

Хуже все равно не будет...

Это, по сути, основной аргумент сторонников нововведения. Действительно, существующая в России модель экономики доказала свою полную неспособность не то что к инновациям, но даже к простому экстенсивному развитию. Потому единственной надеждой качественного рывка страны (помимо смены политического строя либо правящих элит) остаются внесистемные решения, завязывающие максимум полномочий на конкретную и обладающую всей полнотой власти личность, способную смести все препоны, чинимые местным и федеральным бюрократическими аппаратами. Как это было при Петре Первом или Иване Грозном, «опричнину» которого как раз к месту в данном случае многие вспоминают. Действительно, многовековой национальный опыт показывает: в российских реалиях именно особые условия иногда могут быть единственно эффективными.

Подходы к созданию компании понятны. Ее собираются сделать главным оператором освоения ресурсов Сибири от Енисея до Тихого океана с беспрецедентными полномочиями в части решения этих вопросов. Это позволит сдвинуть вопрос развития восточных территорий страны в сторону конкретных дел, убрав межведомственные, местнические и прочие противоречия. Весьма солидный уставный капитал будет собран из госфинансирования – от средств Фонда национального благосостояния до акций других госкомпаний. С инвестиционными партнерами проблем быть не должно, поскольку их намериваются привлечь рядом экстраординарных льгот.

Во-первых, у них появится возможность солидного соинвестирования в рамках государственно-частного партнерства. Как деньгами, так и объектами инфраструктуры и правами на разработку материально-сырьевой базы. Причем с возможностью без всяких конкурсов забирать себе (с последующим внесением в уставный капитал совместных компаний) лицензии на месторождения полезных ископаемых.

Во-вторых, инвестор не будет иметь проблем как с местными, так и с федеральными чиновниками, потому как получит легальную защиту наиболее высокого уровня. Ведь госкомпания будет напрямую подчиняться Президенту РФ и получит иммунитет от вторжения в ее дела со стороны любых проверяющих структур, кроме Счетной палаты. Вдобавок она наделяется полномочиями по своему усмотрению менять категории земельных участков и устанавливать для их владельцев ограничения прав пользования.

В-третьих, госкомпании предоставляются такие налоговые послабления, включая возможность одаривать ими партнеров, что эксперты уже говорят о новом типе хозяйствования не только в российской, но и в международной экономике. Прецедентов компаний-оффшоров, льготы для компаньонов которых привязаются не к территории и юрисдикции, а к самому факту ведения совместного бизнеса, относятся в лучшем случае к прошлому, а то и позапрошлому веку.

В-четвертых, у госкомпании будет право участвовать в рассмотрении инвестпрограмм «естественных» монополий (то есть «Газпрома», «Транснефти», ОАО «РЖД» и т.п.) и отстаивать интересы в присоединении проектов к электрическим, тепловым и коммунальным сетям, объектам железнодорожного и автомобильного транспорта, напрямую решать проблемы подключений, тарифов...

Кроме того, есть в-пятых, в-шестых... Все это значительно увеличивает шансы на успешное выполнение такой структурой масштабных инвестиционных программ, сравнимых с Нижним Приангарьем и Ванкором.

– Государственная корпорация создается с целью реализации проектных подходов к развитию регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока. То есть для осуществления конкретных решений, направленных на увеличение экономического потенциала востока страны. Именно ей предстоит строить новую инфраструктуру: дороги, иные коммуникации, особенно в Восточной Сибири, – уверен председатель комитета по промышленности Заксобрания Красноярского края В. Зубарев, считающий, что у Красноярска большие шансы стать второй, наряду с Владивостоком, «столицей» госкорпорации.

В оценке будущего парламентарий оптимистичен.

– Фактически с помощью корпорации мы будем решать задачу экспансии на (мировые. – Ред.) рынки, – считает В. Зубарев. – Если раньше они активно пробивались к нам со своими товарами и услугами, то теперь наступило время обратной реакции – уже нашего вхождения на растущий рынок Азии. Тем самым будет решаться и государственная задача – удержание восточных территорий страны, целостности нашей России.

А записные скептики сумели увидеть в проекте еще одно, причем достаточно неожиданное достоинство. Если Президент Путин оставит за собой все сибирские природные ресурсы, то Председателю Правительства Медведеву не останется ничего иного, как развивать Европейскую часть России. И может быть, тогда хотя бы там начнется строительство инновационной модели экономики?

«В различные отрасли экономики приходит множество инвесторов, в дальнейшем они взаимодействуют с различными министерствами и ведомствами, согласовать эту работу трудно. Логично координировать такие вопросы в рамках одной корпорации» (инвестэксперт А. Левенталь)

«Мне идея по созданию госкорпорации нравится. Мы как округ уже дали свои предложения и заключение, что считаем это очень интересным и перспективным» (В. Толоконский, полномочный представитель Президента РФ в СФО)

«Новая структура поможет решить наиболее важные проблемы развития региона» (О. Кожемяко, губернатор Амурской области)

«Сахалинская область полностью поддерживает инициативу по созданию госкомпании. Это решение назревало уже давно» (А. Хорошавин, губернатор Сахалина)

Чем дальше, тем страшнее

В этом уверены противники проекта, как правило, принадлежащие к оппозиции.

– Я очень надеюсь, что решение о создании такой госкорпорации не будет принято. Самое подходящее определение, которое можно подобрать для данного проекта, – экономическое хамство, извращающее суть рыночной экономики, – выразил свое мнение экс-губернатор края, депутат Госдумы «эсер» В. Зубов. – Убежден, что это будет до невозможности коррупционная структура, которая разрушит весь бизнес в регионах Сибири и Дальнего Востока, все условия для конкуренции. Поражает меня и то, что источником формирования первоначального капитала корпорации предлагается сделать доходы от прироста капитала Фонда национального благосостояния. Это означает, что средства, предназначенные для повышения пенсий, стабилизации пенсионной системы, пойдут на частную лавочку.

– Розданные активы растворятся в плавильном котле госкомпании, и поди потом проконтролируй, как они эксплуатируются, куда идут прибыли и кто за что отвечает, – делает мрачный прогноз либеральный экономист В. Милов.

– Эта инициатива приведет к коррупции, крышуемой на самом высоком уровне. Мы вообще выводим эту госкомпанию из правового поля, – согласен с этими прогнозами директор Центра проблем государственного управления высшей школы экономики П. Кудюкин.

Впрочем, против проекта выступил и российский Минфин. По его заключению, «потребуется масштабная корректировка действующего законодательства, произойдет усложнение структуры госуправления, снижение эффективности и прозрачности бюджетных расходов».

Причем практически все независимые эксперты отмечают, что в предлагаемых законопроектах акцент делается не на опережающем социально-экономическом развитии территорий, а на освоении природных ресурсов. То есть, по сути, речь идет о «колониальном» варианте развития Сибири, причем оговаривается даже возможность ограничения ряда прав проживающего здесь населения.

Эти обстоятельства, главным образом. и вызывают отторжение предлагаемой идеи у достаточно широких масс сибиряков.

«Вводя одного игрока на рынок, мы сразу же убиваем все частные инвестиции в этом секторе» (экс-министр финансов А. Кудрин)

"Идея госкорпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока извращает суть рыночной экономики» (В. Зубов)

«Создание новой мегакорпорации приведет лишь к выделению и «распилу» очередного гигантского бюджета» (председатель СД УК «Столичная финансовая корпорация» П. Геннель)

Не разберешь, пока не повернешь

Впрочем, как говорилось выше, до сих пор никаких решений по сибирской госкорпорации не принято. Более того, проект закона даже не представлен Госдуме. Причем непонятно, когда это сделают и сделают ли вообще. Со стороны все происходящее больше напоминает широкий зонтаж общественного мнения. А с учетом того, что идею поддерживают в основном только государственные и партийные «едросовские» функционеры, причем далеко не все (вспомним отрицательное заключение Минфина), шансы на принятие предлагаемых формулировок тают на глазах. Особенно в свете возвращения выборности губернаторов.

Самая правильная индивидуальная тактика – честно и максимально публично, хотя бы в Интернете, высказываться по этому вопросу. Глядишь, личное мнение каким-либо образом попадет в общую копилку. И, возможно, перетянет чашу весов в ту или иную сторону.

Со своей стороны замечу: по моему глубокому убеждению, наша страна неумолимо втягивается в новый период застоя. Причем в условиях перехода мирового экономического кризиса в наиболее острую фазу.

Потому для России ныне любые изменения полезны. Иногда лучше хотя бы куда-нибудь идти, чем топтаться на месте. Во всяком случае, если двинулся не туда, можно поправить траекторию движения и, в конце концов, пусть после нескольких неудачных попыток все же выбрать правильное направление.

А по корпорации развития Сибири выскажу свой прогноз. На мой взгляд: из нее в итоге получится достаточно бесполезная и ни на что не влияющая структура, место почетной и высокооплачиваемой ссылки для отставленных от реальной власти госчиновников. Нечто вроде «Корпорации Красноярск-2020», про которую в нашем городе уже давненько ничего не слышно. Это не самый лучший и не самый худший вариант реализации обсуждаемого мегапроекта. Но самый вероятный и, главное, безопасный.

Анекдот в тему:

– Привет. Ведем запись на групповую любовь. В списке я, мой брат, ты и твоя жена.

– Вы что, с ума сошли! Я против!

– Хорошо. Тогда тебя вычеркиваем...

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
На главную >> Прблемы и решения >> Госкорпорация Сибирь: надежды и опасения