Skip to content

На главную >> Обо всем >> Ничто на Земле не проходит бесследно...
Ничто на Земле не проходит бесследно...
Разместил(а) Руслан ШАШИН
Обо всем
26.01.10 00:14

Приглашение Союза архитекторов принять участие в «круглом столе» несколько польстило журналистам и в какой-то степени заинтриговало. Приятно почувствовать себя хоть иногда четвертой властью, поучаствовать в серьезном диалоге с серьезными людьми на равных.

Причем архитекторы явно собираются обратиться за помощью, а это уже вызывает гордость за свою профессию журналиста – мы еще можем кому-то помочь, не делом, так советом.

У многих журналистов с первых минут встречи сложилось впечатление, что архитекторы лет пять назад дали обет молчания и только сегодня им позволено наконец-то заговорить. Проблем, которые требуют решения, накопилось столько, что журналистам рта не давали открыть минут сорок. То ли действительно накипело, то ли спешили обозначить весь спектр своих претензий к власти, пока журналисты не ушли, пока еще слушают.

smi-2Архитекторы:

– У административных органов управления отсутствует культура градостроения. Глава любого населенного пункта вправе диктовать свои условия архитекторам. Градостроительный кодекс – это документ, который в администрациях муниципальных образований открывается в последнюю очередь, а архитекторы не те люди, которые могут влиять на проектирование и принимать решения. У нас сейчас есть должностная единица, такая, как главный градостроитель края или главный градостроитель города, однако нет вузовских дипломов с такой специальностью, поэтому градостроителем может быть кто угодно, человек любой специальности, с любым образованием. А в странах Европы, в частности в Германии, человек, не прошедший курсы по планировке городов, не может быть главой муниципалитета.

Цитата из обсуждения:

– Давайте из нашего стола сделаем дело!

Архитекторы:

– Тема нашего «круглого стола» – вопросы и проблемы создания комфортной среды обитания наших граждан, ради которых архитекторы и строители трудятся. Взаимоотношения государства и такой профессии, как архитектор, в Российской империи, при советской власти и в постсоветское время переживали различные этапы. От тотального градорегулирования со стороны государства до полнейшей либерализации и даже развала этой сферы в постсоветский период. Еще при Петре I и Екатерине II государство стало играть ведущую роль в градорегулировании. Не частник, не граф, не князь, а государство формировало среду обитания в городах. Простой пример: при Екатерине II в течение десяти лет комиссия каменного строения реконструировала более 400 российских городов, обеспечив их генеральными планами. Тогда была градостроительная культура, которая шла от первого лица государства. За время советской власти роль государства еще более усилилась. Были созданы мощнейшие СНиПы, которые в обязательном порядке соблюдались. И что мы видим в постсоветское время? Россия оказалась в очередной раз разрублена на удельные княжества, возглавляемые безграмотными в градостроительном отношении управленцами. И до сих пор в некоторых муниципальных образованиях слово «генплан» не могут сказать без запинки.

Цитата из обсуждения:

– Мы столкнулись с помесью гулаговского прошлого и современной жулико-коррупционной прослойки…

Ситуация начала проясняться. Журналисты облегченно вздохнули – приступаем к конструктивной части разговора. Далее следует достаточно четкая и понятная классификация «движущих сил процесса создания комфортной среды обитания человека».

Архитекторы:

– Первая движущая сила – это государство. Его задача – обеспечить финансами разработку всего пакета документации, являющейся основой для обеспечения градостроительной политики и дисциплины на территории любой местности, где мы формируем среду. Второй движущей силой в этом процессе является архитектурно-строительное сообщество, деятельность которого государство настолько либерализовало, что мы не имеем права критиковать и обсуждать архитектурные произведения. Архитектура у нас в городе, крае, а может, и в России только сейчас становится товаром, до этого товаром являлся понятный всем, рожденный во времена хищнической прибыли квадратный метр. И в этой связи принципиально важно участие третьей движущей силы – института гражданского общества. В Красноярском крае, да и в России, нет такого института, как институт архитектурной критики. И вот роль СМИ для создания такого института кажется очень принципиальной. При наличии трех этих сил – государства, архитектурно-строительного сообщества и института архитектурной критики мы сможем влиять на создание условий для комфортной среды обитания.

Цитата из обсуждения:

– Может быть, в Сиэтле и варварские нравы, но у них есть архитектура и удобно жить, а у нас нет архитектуры и неудобно жить. Зато мы очень высокодуховные.

Мы никак не можем отучиться жить и говорить о своих проблемах без оглядки на Запад. А вот у них, а вот в Америке, да как в Стамбуле, да в Константинополе... Может, это какая-то защитная функция российских мозгов, морально компенсирующая наши желания, которые мы не имеем возможности реализовать?

Архитекторы:

– Приехали коллеги из Сиэтла и рассказывают, что сделали колоссальный проект, к которому подключили общественность, международных специалистов. В течение двух сезонов работали над коррективами и создали самый уникальный в США архитектурный ландшафт. Когда мы высказали, что нужно сделать такой же проект в Красноярске, нам ответили, что на текущие-то проекты денег нет, а вы о чем-то своем. Архитекторы опять денег решили заработать?

Наконец-то свое скромное слово сказали журналисты. Они еще до конца не прониклись идеей архитекторов, но уже стали понимать, что их хотят вовлечь в процесс единоборства: в одном углу ринга архитекторы и журналисты, в другом – государство и вся разветвленная бюрократическая система.

smi-1Журналисты:

– Сегодня архитекторы рассказывают о своих проблемах нам, журналистам. Изливают боль о том, как деградируют отношения реального города с их цехом, из-за этого город как-то странно хаотично застраивается. Подобные проблемы существуют не только в архитектуре, а в любой сфере: в дизайне, строительстве, автомобильном производстве, это касается и средств массовой информации. Журналисты у нас тоже живут не так, как в Америке и Германии. Но в целом можно согласиться. Вот есть три уровня: вверху власть, которая много чего определяет, внизу общество, которое (увы, мы не в Сиэтле) встает на дыбы, когда рощу березовую вырубают или парковку около гостиницы «Красноярск» организовывают. И есть профессиональное сообщество, которое должно быть медиумом, воспитателем власти.

Цитата из обсуждения:

– Из всех архитекторов журналисты знают только Демирханова. Кто герой? Чапаев! Кто поэт? Пушкин! Кто архитектор? Демирханов!

Сомнений нет, перед журналистами настоящие профессионалы своего дела. И если за них и без их ведома кто-то что-то решает, им, понятное дело, становится обидно за свою профессию, которой они отдали всю жизнь. Хотя, положа руку на сердце, все мы уже попривыкли жить в этой стране, и нас удивить практически нечем.

Архитекторы:

– При обсуждении каких-то архитектурных проектов власти очень редко опираются на мнение профессионалов. Кто инициировал обсуждение строительства парковки на набережной Енисея? ГАИ. ГАИ этим озабочено. В обсуждении приняли участие группа депутатов горсовета и чиновники мэрии. Решили, что пока строить не надо… Это то же самое, если бы мы сейчас собрали консилиум – делать операцию больному человеку или нет, исключительно по нашим зрительным ощущениям. Это большая проблема, поверьте. У каждого свои представления о прекрасном. Кому-то по душе эти знаменитые бетонные медведи, просящие милостыню, всякие там львы… Когда этот вопрос на полном серьезе обсуждался на большом совещании, нам говорили: ведь народу же это нравится. Странная логика. Народу многое что нравится, нравится мочиться в подъезде, но нельзя же это поддерживать. Также от имени народа нельзя принимать такие фантастические решения.

Цитата из обсуждения:

– Народ не связывает отсутствие воды в туалете с личностью того, кого он избирает. Но объяснять-то это все равно нужно.

Опять запутались в своих претензиях к властям. Как вы не можете понять, что власть – это не степлер и не дырокол, это живые люди, которым небезразлична судьба своего народа. Пусть небезупречны их дела, но порывы оставить свой след в истории градостроительства весьма и весьма достойны уважения.

Архитекторы:

– Мы говорим: авторское право… Закон есть, но не работает. Мы говорим: публичные слушания… Закон есть, но не работает. В любом муниципальном образовании Российской Федерации первое лицо куда пальцем ткнет, там и построят. Захочет он высокое, низкое, широкое или узкое – так и будет. Не работает ни один закон. Любой глава муниципального образования, если захочет нарушить нормы градостроительной документации – нарушит и не понесет за это никакой ответственности.

Но как же донести до очень уважаемых нами архитекторов то, что если они хотят быть услышанными, нужно научиться говорить громко и на понятном языке. Спроси у журналистов, что такое агломерация. Если трое из пяти ответят правильно, то это просто удачное совпадение. Архитекторам явно не хватает правильного общения с народом. Нет элементарного спроса на информацию, которую они хотят донести до людей. А значит, сформировать беспокоящее власть общественное мнение по вопросам архитектуры и градостроительства не представляется возможным.

Журналисты:

– Не надо никаких особых затрат на рекламу. Классический пиар – это когда «бабки» платятся людям, которые делают что-то, и про это «что-то» все вокруг с интересом друг другу потом рассказывают. Ваш цех должен порождать такие события, такие обсуждения, чтобы они сами по себе вызывали интерес. Многое зависит от того, в каких формулировках и о чем вы конкретно хотите сказать обществу и средствам массовой информации. Если вы научитесь правильно подавать информацию, то не только СМИ, все начнут резонировать. Например, тема парковки – вечная, а если к ней подойти креативно, ее можно превратить в настоящую информационную бомбу. И вас тогда услышат.

P.S. Разговор только начат.

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими: