Skip to content

На главную >> Обо всем >> Изыскатель от Бога
Изыскатель от Бога
Обо всем
10.03.13 14:22

450_shorohov.jpgНыне во многом страна и край живут за счет труда предыдущих поколений. Михаил Шорохов из славной когорты тех, кто создавал экономическую мощь Красноярья.

– Я десять лет был директором сырьевой базы КрАЗа, Кия-Шалтырского нефелинового рудника, – вспоминает Михаил Павлович. – Енисейский алюминий берет начало из шалтырской руды. И как рождалась эта база, могу рассказать от начала до конца, потому что строил производство с нуля. Пришел начальником ПТО в 1960-м, через три года назначили директором.

В декабре 1971 года был подписан акт ввода первой очереди, и на опытной линии АГК впервые досрочно выработан красноярский глинозем.

Впрочем, вместо поощрения за досрочное окончание строительства Михаил Шорохов получил нагоняй. На совещании в Москве министр публично разнес директора рудника за расточительство. В вину поставили то, что вместо детского сада на 180 ребятишек построен вдвое больший, Дворец культуры увеличен против планируемой вместимости втрое. То же самое произошло с больничным комплексом и другими социальными объектами. Однако производственные успехи все же были отмечены по достоинству. Обращаясь к начальству Тырнаузского рудника, министр поднял с места Шорохова и заметил:

– Вот этот человек за тремя хребтами Кузнецкого Алатау, за полторы сотни километров от любого жилья создал сырьевую базу алюминиевого производства, что позволило увеличить выпуск этого металла в стране в 1,7 раза. А вы на Кавказе ничего не можете сделать!

Однако Михаила Павловича все же наметили к переводу директором Сорского молибденового комбината, где требовалось влить «свежую струю». Но в соседнюю Хакасию Шороховы не уехали.

– Вызывают меня в крайком партии, к Владимиру Ивановичу Долгих, – вспоминает Михаил Павлович. – Он мне и говорит: «Вы нужны на другом месте. Есть для нас важная, но очень слабая организация – КрасноярскТИСИЗ. Нужно за три года сделать из него образцовое социалистическое предприятие, поставить дело на должный уровень и привести к стандартам Госстроя изыскательское дело Восточной Сибири, и в первую очередь в Красноярском крае». – «Но я ведь не строитель!» – «Ну, рудник вы построили. Значит, теперь вы – строитель!».

Тяжелый старт

450_shorohov-1.jpgНе успел Шорохов приступить к исполнению обязанностей, как обрисовался круг острейших проблем. При этом инженерно-технический персонал и производственная база предприятия – здание на ул. Маерчака, цеха на ул. Калинина соответствовали необходимым стандартам. Проблема была в нездоровой атмосфере в коллективе и неэффективной организации дела. Вот за решение этих вопросов новый директор и взялся. Поскольку главная задача руководителя – точно определить компетенцию людей, уволить деструктивных, а остальных расставить по соответствующим местам. И они все потом сами сделают, только надо правильно направить.

– Система вокруг предприятия тоже сложилась такая, что препятствовала улучшению работы, – отмечает еще один фактор Михаил Павлович. – Ведь тогда был сплошной дефицит. Все распределялось по сложившейся базе. А практика была такой, что красноярским изыскателям оставались крохи. К примеру, молодых специалистов, которых выпускали вузы, тут же распределяли по утвержденной квоте. А КрасТИСИЗ ничего не получал и потому не имел возможности освежать и усиливать кадровый состав.

Кадры решают все

Попытка решить вопрос с выпускниками через Госстрой успехом не увенчалась.

– Никто не хотел отдавать свое, и начальство не желало из-за меня кого-то обделять, с кем-то ссориться, – вспоминает Михаил Шорохов. – Причем я для них был чужой, поскольку назначен по требованию крайкома. Они ведь до этого меня даже не видели. Такая же ситуация сложилась практически по всем вопросам. Руководители Госстроя не хотели мне что-то давать, из-за этого обижая других управляющих трестами. Надо было как-то ломать эту ситуацию.

И молодой руководитель «КрасноярскТИСИЗа» нашел иной способ решения проблемы. Съездил в соседний Кузбасс, к очень авторитетному и уважаемому директору тамошнего изыскательского треста. И попросил его по-человечески помочь. Тот посмотрел. Подумал. И откликнулся. Созвонился со всеми коллегами, и с бору по сосенке, Красноярску выделили, собрали квоту десять выпускников в год. Не по приказу, а по-товарищески, как в те времена часто бывало. А затем эти ребята стали приводить на предприятие своих сокурсников, друзей, и дело пошло.

Однако в эпоху постоянной нехватки кадров самым сложным было не привлечь, а закрепить их на производстве. И наиболее серьезным рычагом являлись даже не условия труда или деньги, а жилье, в советский период, в отличие от нынешнего, предоставляемое бесплатно.

– Было понятно, что без жилья мне молодые кадры не удержать. Значит, нужно общежитие. А у треста ни денег, ни фондов, – говорит Шорохов. – И мы начали обрабатывать горком, крайком, исполкомы. Кого уговаривали, кому льстили, кого и припугнуть пытались. Все же согласования пробили. Но тогда зачастую больше проблем было не с этим, а с фондами да с рабочими руками – кому строить. Потому освобождал людей от основной работы, иногда на несколько дней полностью закрывал трест, и коллектив во главе со мной возводил общежитие. В августе 1973 года начали. А уже в 1974-м дом сдали и заселили. Прекрасное четырехэтажное общежитие, секции – три спальни, общая большая комната, туалет, ванная, все как положено. Это на ул. Ферганской, Зеленая Роща. А потом таким же способом возвели многоквартирный дом на ул. Железнодорожников.

– Для меня это важнейшее дело было. Построю дом – сохраню кадры – будет трест. Нет – не будет треста, – уверен Михаил Павлович. – И мы его точно в срок ввели. И тогда все, кто нуждался, улучшили свои жилищные условия. Вплоть до моего ухода этот вопрос был в тресте решен.

Уточним: за время работы Шорохова численность коллектива возросла втрое и достигла максимального для аналогичных российских организаций значения в 1200 человек.

Время роста

В начале 1970-х, по воспоминаниям очевидцев, красноярский трест был среди отстающих как по объемам производства, так и, несмотря на районный коэффициент, по зарплате сотрудников. Однако спустя всего несколько лет «КрасноярскТИСИЗ» награждается переходящим Красным знаменем Госстроя РСФСР и Госстроя СССР, в 1978 году заносится в Книгу Трудовой Славы Красноярска.

– У Михаила Павловича была мечта – сделать наш трест лучшим в Союзе. Он ее фактически реализовал, – вспоминает отработавший в организации более трети века Виктор Трухачев.

– Это талантливейший советский руководитель, который из заштатного, провинциального ТИСИЗа превратил нас в крупнейшую в России фирму с далеко идущими планами в области изысканий, – подтверждает мнение коллеги многолетний главный инженер «КрасноярскТИСИЗа» Владимир Егорченков.

Под руководством Михаила Шорохова предприятие существенно расширило сферу деятельности. В это время создаются Якутское, Хакасское, Южно-Якутское отделения «КрасноярскТИСИЗа».

– Были созданы базы на всех курируемых территориях, – говорит Михаил Павлович. – Абакан, Кызыл, Мирный, Якутск, Нерюнгри. Только в Норильске подписали договор, а построить не успели. В Кызыле и Абакане прямо на территориях баз возвели общежития, везде решали проблемы с обеспечением людей квартирами.

Существенно улучшилась материально-техническая база. Построено новое здание – 11-этажный производственно-лабораторный корпус по ул. Маерчака, 38, девятиэтажный офис в Абакане.

– Со временем пришлось заняться совершенствованием технологий, – рассказывает Михаил Павлович. – Для этого создали единственный на все тресты России конструкторский отдел для автоматизации процессов. Собрали талантливейших людей. И наработки пошли! К примеру, совместно с Сибтяжмашем сделали механический буровой станок, который перевозился на лошади во вьюках. Он у нас пошел в серию по всей России. Потом создали автоматизированную лабораторию – прибор для обработки проб. На грунт поставил, пробу засыпал, включил, и он все по программе делает, записывает. В конце выдает заключение и отключается. В Госстрое его фото висело на стене с подписью «Прибор XXI века».

– Шорохов – это человек с исключительно перспективным, стратегическим мышлением, – вспоминает годы совместной работы первый заместитель генерального директора «КрасноярскТИСИЗ» Мария Гоман. – Он всегда заботился о коллективе, о людях. Это много значит. Всегда был как свой. Бывает, начальники бронзовеют, отстраняются. А с ним можно было на любые темы говорить.

В остатке – чистая совесть

Такая жизнь, когда, по словам Михаила Павловича, «ты весь, без остатка принадлежишь делу, которое ты выбрал и которое выбрало тебя», не могла не сказаться на здоровье. И в начале 1990-х Шорохов передал дела преемникам и вышел на пенсию.

– Сейчас у меня только заработанные в советские времена квартира, пенсия да ордена. Но как бы ни ругали ту эпоху, но нас воспитывали служению людям. И я всегда совмещал государственные дела в первую очередь с заботой о людях. Это мое настроение передавалось коллективу, и мне было очень легко им руководить. Потому своей судьбой я доволен, – подводит итог Михаил Павлович.

Кроме сознания правильной прожитых лет – то, что осталось следующим поколениям. Подавляющее большинство важнейших объект Красноярья – заводы, автодороги, аэропорты, жилые кварталы, театры, дворцы спорта базируются на изысканиях КрасноярскТИСИЗа. И это предмет особой гордости наших изыскателей и строителей.

«Тогда коммунисты не могли отказываться. Исполнительская дисциплина была на высоте. Сказано сделать – значит, надо сделать. Даже мысли не было от порученного увиливать. Я сам себе не принадлежал: тогда куда поставят, там и работал» (М. Шорохов)

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
На главную >> Обо всем >> Изыскатель от Бога