Skip to content

На главную >> Обо всем >> Разум или кризис
Разум или кризис
Разместил(а) Редакция
Обо всем
15.06.09 19:50

krushlinsky

Теперь о кризисе не только говорят. Урезаются бюджеты, сокращаются зарплаты, появляются миллионы безработных. А полезно было бы задуматься, почему в огромной  России, стране, которая позиционирует себя великой державой, уже двадцать лет нет самостоятельной экономики.  Где современные экономические модели, умные хозяйственники? Почему в богатых регионах огромное количество бедных людей, ветхого, неблагоустроенного жилья и трущоб?

Чего не хватает людям для нормальной жизни: ресурсов, рабочих рук, ума?

О ресурсах на всех углах говорят, что мы — самая богатая страна, хотя это тоже штамп, богатства надо брать толково. С рабочими руками плохо. Но сложнее с умом, а это — тема деликатная, никто не обижается на недостаток, и за ум и разум принимают все, что угодно.

Меня как-то студенты спросили: а что такое умный человек? Пришлось напрячься и сообразить, что, наверное, это человек, который смог решить задачу, которую другие решить не могут. Например, выполнить сложнейший проект дворца спорта или большого концертного зала и хорошо их построить. Как говорят, товар лицом.

Пришлось как-то проехать на поезде из Москвы до Красноярска, а потом до Читы. Все признаки кризиса уже были налицо. И заводы, и дома — с выбитыми окнами, остовы каркаса на агропромкомплексах, заброшенные элеваторы, разрушенные фермы, брошенные деревни. Даже прекрасная сибирская природа мало компенсирует все это безобразие. Правда, кое-где на фоне обветшавшей деревеньки вырастают несуразные огромные коттеджи. Говорят, чтобы казнить скрипача, надо поиграть ему на расстроенном инструменте. А каково архитектору  видеть весь этот «мор и глад», словно Мамай прошел? Просто пытка.

Сегодня телевидение превратилось в терминологическое соревнование  по рекомендациям, до какой дырки затягивать пояса бедным людям, и в какой валюте держать сбережения богатым. И лишь иногда с периферии проходят звонки, что кризис-то у них там аж с девяностого года, что единственный рудник или завод давно стоит,  несколько раз продан, разворован, хозяев нет, властям наплевать, детей кормить нечем. С экрана же сытый депутат или чиновник советует сажать картошку.

На мой взгляд, причины нашего кризиса — в бесхозности, в хроническом нежелании властей разобраться в ситуации и разумно управлять. Потому и нет в стране самостоятельной экономики. Вокруг производства возникла масса контор-паразитов, возросли спекулятивные составляющие экономики. Количество рабочих пчел стало значительно меньше, чем всевозможных трутней и паразитов.

В Красноярске в строительстве оказался перенасыщен рынок дорогого жилья для платежеспособной части населения. Коммерсанты от строительства считали, что цена на жилье должна повышаться постоянно. Но оказалось, что для неплатежеспособного населения, а по сути бедных людей, один квадратный метр можно купить примерно за полгода. Неподъемными стали и кредиты. Проворные люди пришли на рынок капитального строительства и покупали жилье подъездами, чтобы потом перепродать подороже. Народ недоумевал: стоят пустые дома, а купить квартиры в них невозможно.

Вывод понятен: нужно снижать цены на жилье с одновременным повышением платежеспособности населения. При этом себестоимость строительства имеет пределы.

Что делать? Создать госсектор на рынке жилья. Учитывая государственный характер проблемы, это очень важно. Существенно и то, что в разряд ветхого жилья скоро перейдут десятки миллионов квадратных метров домов первых серий массового строительства. Здесь уж без государственных  методов не обойтись. Уже сегодня необходимо проектировать реконструкцию таких территорий, конкретных домов, целых микрорайонов. Было бы уместно начать эту большую проектно-исследовательскую работу сейчас, когда проектировщики не загружены по причине кризиса.

Когда было объявлено об очередной  перестройке, разумеется, для выхода из очередного кризиса, нам казалось, что наконец-то начнем нормально работать, без партийного диктата, с умом. Казалось, мы-то знали, как сделать города благоустроенными, а архитектуру достойной и комфортной. Не тут-то было. Никакой серьезной программы не было, начали с элементарного грабежа госсобственности, который привел к череде кризисов всех сфер экономики и общественной жизни.  В проектном деле вообще одни провалы с небольшими подъемами.

В 90-е годы государство прекратило госзаказ, и количество проектных организаций сократилось в десятки раз. Многие проектные институты перестали существовать. Вместе с ними ушли  крупные специалисты, проектировщики-гроссмейстеры, отсутствие которых остро ощущается  сегодня. Проектное дело в перестройку выжило вопреки всему, выпускали проекты за бартер, за мешок муки.

Сегодня, в связи с остановкой строительства, опять очередной провал в проектном  деле, опять будут  потери. Но Сибирь обречена на большие объемы строительства.

Нужна новая стратегия в строительстве. До тех пор, пока московские руководители не поймут, что полстраны живет в трущобах, в домах, построенных в 50-60-е годы, и что это уже политическая  и государственная задача, а следовательно, должна решаться не  на уровне частных лиц и коммерческого строительства.

Нужен госзаказ и госсектор в строительстве. Хотя сейчас это не модно. Сами чиновники говорят, что разворуют. Задача усложняется  и приобретает местный колорит. Но стратегия нужна, без нее никуда. Надо разворачиваться лицом к стране, хотя это не экспортный товар, за него не будет долларов. Но страна оживет и будет жить лучше.

И в этом смысле преуспел наш молодой губернатор с его блестящими идеями создания СФУ и Красноярской агломерации, которые дадут свежий подход к науке и градостроительству. Результат уже есть — над долгостроями университета и архитектурной академии появились краны, возобновилось строительство.

Эти идеи оказались связаны потому, что без мощной научной и проектной поддержки, без хорошего программного обеспечения, что может разработать университет, агломерацию не поднять. Необходима разработка современной территориальной экономики для агломерации, новых концепций и свежих  подходов внутри краевой кооперации, формирование новых территориально-экономических комплексов.

Здесь же новые подходы в архитектуре и строительстве. Кроме мощного научно-прикладного сопровождения, необходимо разработать сотни новых проектов. Все это огромная интеллектуальная работа, которую всегда боялись власти по умолчанию.

Существует ошибочное  мнение, что для создания агломерации надо обнаружить брошенные сельскохозяйственные территории в пригородной зоне и распилить их для комфортных домов малоэтажного строительства. Но рынок жилья для платежеспособного населения почти насыщен, и этому же населению (у многих есть коттеджи за городом) предлагается переехать подальше от города, в поселки с неизвестным финансированием социальных объектов и инженерных сетей. А как с транспортом, дорогами, развязкам и новыми местами приложения труда?

В проекте агломерации задача должна стоять комплексная, более сложная и интересная — создать эффективный  территориально-хозяйственный механизм, современную систему расселения. Здесь не обойтись без новых производств, новых технологий по переработке ресурсов края, привлечения переселенцев, поселков для них, территориальной кооперации.

Считать, что рынок все решит, наивно – это доказано предыдущими годами. Думаю, агломерацию надо рассматривать как научно-технический и технологический центр края, где будут перерабатываться ресурсы края, насыщая свою наукоемкость и стоимость. Причем нужна продукция и для внутреннего употребления (питание, строительство, машины), и на экспорт. Какие-то  зачатки агломерации есть и еще не совсем развалились. Например, металлургический завод построен рядом с КрАЗом для производства деталей из алюминия и сплавов. Есть и другие примеры, в том числе крупные сельхозпредприятия, которые когда-то проектировались в Красноярском промузле. То есть агломерация существует, но недоразвитая, она нуждается в огромном количестве ума и умной работе.

Кризисы неизбежны. Каждый человек на каком-то этапе своей жизни вдруг сталкивается  с ситуацией, когда впереди тупик или непреодолимая стена, когда мечталось об одном, а получилось иначе. Но все это результат либо ошибочной деятельности, либо ничегонеделания. Важна реакция человека. И если человек может как-то разобраться со своими проблемами, хотя это непросто, то в обществе кризисы носят системный характер, и решать их архисложно. Чаще все просто ждут, что будет. Иногда обозначают кое-какие действия бюрократического характера. Но больше всего кризис бьет по человеку, по семье. Это — безработица, отсутствие средств, обострение болезней, ухудшение криминогенной обстановки и т. д.

Но это и момент истины – разобраться, в чем дело, и, главное, принять правильные решения, причем не только антикризисные, но и долговременные решения развития.

Преодоление кризиса — это, прежде всего, переосмысление общественного и хозяйственного механизма, очистка от лишнего, включение программных механизмов, деловых отношений и профессиональных подходов. Иностранцы, глядя на наши неуютные и неприбранные города и села, говорят: у вас деньги лежат везде, и вы их не умеете или не хотите взять. Глядя на наше градостроительство и наш город, в каких домах живут люди, по каким дорогам ездят, как работают, нетрудно понять, что работы уйма.

Ждать, что кто-то нам принесет на блюдечке очередные инвестиции, чтобы оплатить долги от предыдущих, бессмысленно. Пора бы разработать серьезную программу развития городов и сел края и настроиться на эффективную работу всем проектно-строительным комплексом, зарабатывать на собственное развитие.

Когда-то Горбачев сказал, что мы развращены огромными ресурсами. Они, наверное, да. Народ — вряд ли, потому как мало что от ресурсов остается на местах. Здесь работает чисто колониальный подход: вся прибыль в центр. К примеру, в  Арабских Эмиратах нашли механизм использования природных ресурсов. Нашлись деньги и для строительства городов, и для образования молодежи, и на небедную жизнь населения.

Как хорошо построить наши города и села – это и есть хорошее отношение к Отечеству. Когда к нам приходит заказчик и просит запроектировать очередной типовой дом из однокомнатных квартир, я всегда объясняю, что однокомнатных квартир в городе раз в пять больше нормы, типовых домов более 90%. Так чем мы украшаем родной город, на что тратим не свои деньги? Нет, говорят нам, мы должны хорошо заработать. Я, наивный человек, считал, что слово «заработок» от слова «работа». Архитекторы настаивают на красивом доме, а заказчик — на количестве квадратных метров. Задача из разряда, как скрестить ужа и ежа. А потом на градостроительном совете директор департамента градостроительства в сердцах восклицает: что же мы с вами, господа архитекторы, серый город делаем?! А когда архитекторы просят их выслушать, находится масса причин, чтобы торжествовали серость и посредственность. Такие правила игры. Опять серьезный вопрос: колония мы или Отечество?

Валерий КРУШЛИНСКИЙ, архитектор, профессор СФУ

{jcomments on}

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
На главную >> Обо всем >> Разум или кризис