Skip to content

На главную >> Архитектура >> Круглый стол с острыми углами
Круглый стол с острыми углами
Разместил(а) Редакция
Архитектура
05.10.10 01:40

ks-2В этом году Всемирный день архитектуры отмечается в 25-й раз. Дата солидная, событие серьезное. Но что-то не наблюдается масштабной «концертно-награждательной» кампании, какая у нас обычно разворачивается перед профессиональными праздниками. Да и сами «виновники торжества» как-то не особенно празднично настроены. Может быть, потому, что российской архитектуре, которая, безусловно, является частью мирового творческого процесса и имеет в своем арсенале достижения мирового же уровня, приходится решать наши, сугубо местные, специфические проблемы?..

Именно об этом представители краевой и городской власти, архитекторы, проектировщики, строители, ученые говорили на «круглом столе», организованном газетой «Строитель».

Кто заказывает «застывшую музыку»?

«Строитель». Наши корреспонденты, беседуя с представителями архитектурного цеха, в последнее время часто слышат о том, что роль архитектора в строительном процессе и – шире – в обществе в целом за последние годы существенно изменилась. Если это так, то в чем разница по сравнению, например, с советским периодом?

А.В. Супоницкий, председатель правления НП «ГАП Красноярья». Конечно, она изменилась. Сегодня архитектору приходится играть на нескольких полях, заниматься несвойственными ему вещами, в частности решать финансовые, юридические, организационные вопросы. А вот творчески реализоваться крайне трудно. В том числе и потому, что просто некогда. Раньше мы ворчали по поводу обязательного лицензирования. Но лицензию получил – и пять лет можно спокойно работать. А сейчас каждому юрлицу минимум раз в неделю приходится решать вопросы с допусками.

К.Ю. Шумов, главный архитектор Красноярского края. В действующем российском законодательстве архитектура как вид деятельности вообще не фигурирует. Да, есть Градостроительный и Земельный кодексы, но они регулируют иные моменты. А вот вопросы отношений архитекторов и власти, роли архитектора вообще отдодвинуты на задний план. Сегодня на смену отношениям «государство – архитектор» пришли отношения «заказчик – архитектор». Есть такой исторический факт. В 18 веке из Тобольска митрополит отправил резчика Песецкого для создания иконостаса в туруханский Троицкий монастырь. А в сопроводительном письме наказал: ежели тот проявит какую-либо невоздержанность, его следует «усмирить цепью». Вот вам и отношения между государством и творцом! А если серьезно, то свои положительные моменты в том, что государство не вмешивается в творческий процесс, конечно, есть. Но плохо, что оно вообще никак не участвует в решении возникающих проблем. Сейчас, в частности, у главных архитекторов муниципалитетов нет полномочий даже на согласование архитектурных решений.

В.И. Крушлинский, профессор СФУ, доктор архитектуры. Сегодня мы обращаемся за помощью к власти, и эти обращения зачастую остаются без внимания. А ведь было время, когда власть сама приходила к архитекторам. Помню, Федирко со всеми своими замами приезжал в «Гражданпроект», расспрашивал о нашей работе и тут же раздавал задания своим помощникам. Деньги тогда серьезные выделялись и на проектную работу, и, конечно на строительство. Нам в советское время внушали: будет хорошая экономика – будет и хорошая архитектура. А я всю жизнь считал, что наоборот: хорошая архитектура все-таки первична. И оказался прав. Если в городе интересная архитектура, туда идут потоки и инвестиционные, и туристические, там жизнь кипит...

«Строитель». Ситуация ясна. Но ясны ли шаги, которые необходимо предпринять, чтобы переломить ситуацию?

Ю.Н. Суздалев, директор ООО «Творческая мастерская Суздалева Ю.Н.». Прежде всего, необходимо восстановить работу градостроительных советов и сделать этот орган по-настоящему влиятельным. У нас архитектор остается один на один с заказчиком, у которого логика простая: раз я плачу деньги, значит, вы должны делать то, что я хочу. И воздействовать на такое его решение сегодня никто не в силах. Если я откажусь от заказа – он попросту пойдет в другое место и понесет свои деньги туда. А если бы была озвучена позиция градостроительного совета и главного архитектора города, мы бы могли на нее опереться. Кроме того, отсеялась бы масса непрофессиональных проектов. Ведь сейчас мы зачастую даже не представляем, что и где у нас строится. А когда дело сделано – остается только ужасаться...

В.Н. Пирогов, главный архитектор г. Красноярска. Но сегодня по закону при органах власти нельзя создавать совещательные институты, решения которых носили бы обязательный характер: они могут лишь давать рекомендации. К которым органы местного самоуправления могут прислушаться, а могут и игнорировать. Как и заказчик, который, действительно, вправе сказать: зачем вы мне что-то навязываете, за мои-то деньги?! В строительстве подобных проблем нет, там достаточно соблюдения технических нормативов. Но творческие вопросы находятся вне компетенции технадзора... Однако в нашей стране есть города, в которых градостроительные советы обладают реальным весом. В принципе, считаю, и на законодательном уровне их статус вполне реально изменить.

А.Д. Мякота, директор ООО «АДМ». Вряд ли это возможно. Ведь вся проблема в том, что сегодня архитектура никому не нужна. Всем – и чиновникам, и строителям – нужны экономические результаты, а качество – уже во вторую очередь. У нас принято спохватываться, когда непрофессиональный проект уже реализован. А первоначального заказа на хорошую архитектуру сейчас нет.

«Строитель». Ну, у нас есть возможность узнать, что нужно строителям, из первых рук...

И.П. Федоров, директор строительной компании ООО «СитэкСтрой». Сложности во взаимоотношениях застройщика и архитектора всегда были, есть и будут. Архитектор хочет самовыразиться, а застройщикам это не обязательно. Нельзя, конечно, сказать, что он «гонит» квадратные метры, но экономика все же требует своего. Есть же известное выражение хрущевских времен про архитектурные излишества. Что правда, то правда: с точки зрения строителей, они всегда имеют место. Но конфликт между архитекторами и застройщиками в последнее время не главное: сегодня у нас лучше всех знает, как проектировать и как строить, только прокуратура. Многие строители там едва ли не прописались: вызывает вопросы буквально каждый их шаг. Но мы ведь живем в реальной жизни, можем ошибаться. И, в конце концов, законодательство призвано упорядочить нашу жизнь, а не превратить ее в кошмар...

Без ансамбля

«Строитель». Раз заказчики самовыражаются кто во что горазд, значит ли это, что ансамблевая архитектура неизбежно будет утрачена, а вместе с ней – и единый облик города?

Е.А. Зыков, директор ООО «Тектоника». Пока действует ФЗ-94, согласно которому заказы достаются тем, кто предложит наименьшую стоимость работ, так оно и будет. А что касается заказчиков, безусловно, их тоже нужно воспитывать. Но одним только архитекторам, без опять же государственной поддержки, это вряд ли под силу.

А.Д. Мякота. У нас сейчас «провисли» вопросы генерального планирования, а как следствие – и ценообразования, и качества проектов, и, разумеется, создания единых архитектурных ансамблей. Нигде нет определения того, что такое социальное жилье, жилье эконом- или бизнес-класса. Не прописано, на каких площадках какие объекты должны возводиться и по каким принципам. Отсюда в том числе и разнородные заказы. Заказчики сами не знают, чем им руководствоваться, на что ориентироваться.

Ю.Н. Суздалев. У субъекта Федерации должна быть возможность разработки собственной нормативной базы, пригодной именно для этого конкретного региона, тогда сразу многие вопросы отпадут. Конечно, архитектуру в законе не пропишешь, но в рамках градостроительного плана все же можно указать какие-то обязательные элементы, связанные с общей стилистикой. В Москве ведь действует достаточное число регламентов в этой сфере, почему у нас в крае их нет? Кто этим должен заняться?

К.Ю. Шумов. На разработку документов тоже нужны деньги. А их недостатончо. На проектные работы на будущий год город получил 45 млн рублей при потребности в 200 млн.

Т.П. Лисиенко, руководитель МГП №1 ОАО ТГИ «Красноярскгражданпроект». Губернатор обозначил приоритеты на ближайшее время: въезд в город, строительство четвертого моста. И все носятся вокруг этих проектов. Но как и что строится в городе? На это внимания уже, похоже, никто не обращает. Чтобы разрабатывались качественные градостроительные планы, власть должна четко формулировать задачу. Площадки в городе есть, но они по пять лет ждут строителей, поскольку не выделены деньги ни на их подготовку, ни на проекты планировки.

К.Ю. Шумов. С 2006 года ведется работа по территориальному планированию Красноярского края. На разработку макродокументов было выделено около полумиллиарда рублей. Вроде бы достаточно. Но ведь генплана мало, нужен и следующий пласт документов: проекты планировки, проекты межевания... Согласен: нужна разработка региональных нормативов. Кстати, и муниципалитеты имеют право разрабатывать собственные документы подобного плана. Но давайте выясним, какие средства муниципалитеты сегодня реально выделяют на эти цели. Делаем запрос: сколько денег заложено в бюджете следующего года на проекты планировок? Из 62 муниципалитетов края ответом нас удостоили только 16. А из этих 16 только у трех предусмотрена такая расходная статья. Выясняем причину. А она простая: денег нет. Вот уж точно: в богатом государстве – хорошая архитектура... Запросили муниципалитеты повторно: в каких суммах они нуждаются? Наша служба получила заявки на сумму в 403 млн рублей. А в краевом бюджете на 2011 год на эти цели заложен 91 млн. То есть дефицит у нас составляет более 300 млн рублей. Результат очевиден: все та же пресловутая точечная застройка, когда, не имея регламентов и нормативов, мы начинаем проектировать, отводить участки, строить... А потом ходим в прокуратуру... В общем, все уже сегодня было сказано.

Ю.Н. Суздалев. Думаю, деньги у края все-таки есть. Только, видимо, озвученная вами проблема не является приоритетной. А, кстати, что это вообще такое – точечная застройка?

К.Ю. Шумов. Такого юридического термина действительно не существует. А о причинах явления мы уже сказали...

А.В. Супоницкий. Мы все прекрасно знаем, как деньги распределяются по отраслям. И если главный архитектор муниципалитета ни разу не пришел на заседание горсовета, то все эти средства разойдутся без него. К кому здесь предъявлять претензии? Мы сами должны быть бойцами, которые докажут депутатам, что расходы на нашу отрасль необходимы именно в таком объеме. Если мы туда не пойдем или сделаем вид, что нас туда не пускают, все останется по-прежнему. От нас много зависит. Сейчас, в период инвестиционного застоя, на мой взгляд, самое время заняться проектированием. И средства на эти цели, уверяю вас, не столь огромны, чтобы о них спорить.

К.Ю. Шумов. Ни нынешнего губернатора, ни председателя правительства, ни министра строительства и архитектуры не надо убеждать в том, что деньги нужны. Они прекрасно понимают, что все нужно было сделать, что называется, еще вчера. Край деньги дает. Другой вопрос, как ими распоряжаются на местах. А никак. Именно на уровне местного самоуправления ничего не происходит.

«Строитель». В свое время у нас в регионе разрабатывались программы, которые могли бы комплексно решить целый ряд перечисленных проблем. В частности, именно такая роль отводилась проекту создания Красноярской агломерации. Что с проектом теперь? В.И. Полищук, зам. генерального директора ОАО «Красноярск 2020».

Действительно, агломерация предполагает системный подход к развитию территории. По сути, это была попытка закрыть некую брешь, образовавшуюся за последние лет двадцать из-за отсутствия территориального планирования. Я не архитектор, но, думаю, на развитии архитектуры реализация проекта тоже положительно скажется. Опять же потому, что Красноярская агломерация – это, по замыслу, единая система, единый план. Думаю, этот проект еще скажет свое слово.

Кому он нужен, этот зодчий?

«Строитель». Картина у нас получается не слишком оптимистичная. Может ли случиться так, что через несколько лет в архитектурном цехе и работать-то будет некому?..

С.М. Геращенко, директор Института архитектуры и дизайна СФУ. Все вовсе не так пессимистично. Здесь, за круглым столом, я вижу семерых выпускников нашего факультета. Кстати, недавно на его базе был создан отдельный Институт архитектуры и дизайна СФУ. Ребята к нам приходят талантливые, получают награды на международных конкурсах, многие совмещают учебу с работой. Так что будущее у красноярской архитектуры есть.

«Строитель». Ну, хоть один светлый момент... Однако мы обозначили множество проблем; выяснили, так сказать, кто виноват. На очереди еще один вечный вопрос: что делать?

Ю.Н. Суздалев. Вам, журналистам, – постараться сформировать общественное мнение по поводу архитекторов... ну, если и не позитивное, так хоть рассказать жителям города, что мы не вандалы какие-то, которыми нас иногда выставляют. На самом деле воспитание грамотного заказчика, культурного потребителя – задача не столь сложная, как кажется. Вот посмотрите, ведь кампания Пимашкова с фонтанами сработала: в городе сейчас совершенно другая атмосфера, чем была до нее. Или вот урны повсюду расставили – слава богу, они теперь не просто так стоят, но еще и наполняются. А вы вспомните, что лет десять назад творилось на центральных улицах, когда этих урн не было! И таких мелочей, в итоге формирующих среду, могло бы быть больше: считаю, остановки должны быть однотипными, лавочки, заграждения... Да, изменить законы нам, может быть, не под силу. Но создать вот такие элементы культуры благоустройства – вполне. Вот говорят сейчас: нет культуры, нет потребности в хорошей архитектуре. Так они и не появятся сами собой, их нужно прививать! Уверяю вас, и на ужасные проекты, и на талантливые идут одни и те же деньги. Да я бы и денег не взял, если бы речь зашла о таких вещах. Ответственно заявляю: приходите в мою мастерскую, я вам клумбочки и лавочки бесплатно нарисую. Думаю, и многие мои коллеги так жу могли бы поступить.

Т.П. Лисиенко. У нас в обществе нет привычки доверять профессионалам. Учить и лечить у нас все умеют, и все разбираются в архитектуре. А между прочим, большинство главных районных архитекторов в Красноярске не имеют специального образования. А в районах края эту должность занимает вообще незнамо кто. А молодые специалисты туда не поедут. По той же причине, почему туда не едут врачи и учителя.

А.Д. Мякота. Согласен, непонимание общества – колоссальная проблема. Причем это непонимание на всех уровнях. Вот мы говорим о краевых программах, генпланах. А городскую среду создает планирование на уровне микрорайонов, создание общественных рекреационных зон. А этого нет, происходит простая нарезка территории. Или взять чиновничью ведомственность: каждая организация отстаивает свои интересы и не в состоянии оценить ситуацию в целом. О каком территориальном планировании можно говорить, если, к примеру, Водоканал будет проводить свои коммуникации не там, где намечено, а там, где ему выгодно и удобно... Сегодняшнее мероприятие для меня – важное событие. Проблемы архитектуры, облика города, перспектив его развития необходимо обсуждать и, главное, доносить до общественности.

К.Ю. Шумов. Да, во многих СМИ сейчас звучит эта тема: мол, город пропадает. Хотя, конечно, это не так.

А.В. Супоницкий. А есть ли смысл в такого рода мероприятиях, если власть на них не присутствует? Ведь главные архитекторы города и края к этой категории не относятся. Это такие должности, властью же и придуманные, которые призваны смягчить ее отношения с общественностью. А в реестре госслужащих их вообще нет. Получается, мы между собой проблемы обсудили, пар выпустили, и все?

К.Ю. Шумов. К власти надо идти с конкретными предложениями. Вспоминаю посещение губернатором Новалэнда. Представители Союза архитекторов его спрашивают: «А мы можем попасть к вас на прием»? – «Без проблем. Только запишитесь и обозначьте тему встречи». Губернатор не решает вопросы творчества. Нам необходимо обозначить проблемы, пути их решения, свою позицию и уже с этим идти к власти. А что касается освещения наших проблем в СМИ, то адекватность их подачи во многом зависит от нас. Необходимо, чтобы у нас появился институт архитектурной критики, а не критиканства. Да, некоторые СМИ любят жареные факты и скандалы, и, наверное, это тоже имеет право на существование. Но где рассказы об истории архитектуры Красноярска? Когда вы в последний раз в прессе встречали упоминание об архитекторе Чернышове? Почему у нас в крае, где архитектутра существует 400 лет, до сих пор нет архитектурного музея? Почему наши школьники знают про египетские пирамиды, а о енисейском Богоявленском соборе – нет?..

А.Д. Мякота. Архитектура как язык коммуникации для горожан сегодня не существует. А в Италии, например, уже для пятилетних детей проводят специальные занятия – в доступной форме учат анализировать архитектурные произведения. А у нас люди сами не понимают среду, в которой живут. Кто когда-нибудь в прессе профессионально об этом сказал? Кто озвучил позицию нашего цеха, позицию власти по этому вопросу? Кто, наконец, объяснил хотя бы, что такое точечная застройка?! У нас нет диалога с общественностью. Показательны в этом плане результаты недавнего опроса: только 25% красноярцев знают, что такое краеведческий музей. А мы мечтаем о хорошей архитектуре...

Т.П. Лисиенко. Я думаю, главный итог сегодняшней встречи в том, что мы поняли: мы есть, у нас есть своя позиция и желание сообща решить проблемы.

К.Ю. Шумов. Мы обозначили направление, в котором нужно двигаться. Можно договориться о целой серии подобных мероприятий. Ведь наши проблемы носят системный характер, их и решать нужно системно...

Что ж, задача поставлена – будем ее решать. «Круглый стол», меньше всего напоминающий о предстоящем празднике, закончился. Но разговор, мы уверены, будет продолжен. Во время нашей встречи были обозначены самые острые, по мнению профессионалов, проблемы: отсутствие внятной документации, причем учитывающей именно региональные реалии, как и отсутствие средств на ее разработку (а порой и желания заняться этой самой разработкой); проектирование на уровне малых городов края и районов краевого центра; непонимание со стороны общественности и власти; отсутствие конкурсного проектирования; разобщенность коллег по цеху; необходимость воспитывать у заказчиков и потребителей не только понимание хотя бы самых элементарных азов архитектуры, но и привычку доверять профессионалам...

Каждая из этих проблем – повод для отдельного разговора. А значит, надо чаще встречаться.

. Юлия СТАРИНОВА

{discuss forum:3}

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Также смотрите:

На главную >> Архитектура >> Круглый стол с острыми углами