Skip to content

На главную >> Архитектура >> Юрий Суздалев: «Город должен развиваться по законам нового времени»
Юрий Суздалев: «Город должен развиваться по законам нового времени»
Разместил(а) Редакция
Архитектура
08.07.10 05:40

suzdalevМы продолжаем разговор о том, каким может и должен стать Красноярск в обозримом будущем и какие проблемы нужно преодолеть, для того чтобы он превратился в город, в котором хочется жить. Наш сегодняшний собеседник – Юрий Суздалев, руководитель Творческой мастерской архитектора Суздалева.

– Юрий Николаевич, ваше мнение как специалиста: чего не хватает Красноярску, что называется, для полного счастья?

– Думаю, нам давным-давно нужно менять общий подход к градостроительству. Сегодня мы следуем принципу, сформулированному еще в 1960-е: мол, надо стереть границу между городом и деревней. Ну, стерли. Получилось ни то ни се: и город у нас не вполне город, и деревня не деревня. А между тем они должны развиваться по разным законам, а у человека должен быть выбор, где жить, и он должен четко ощущать разницу.

В городе, к примеру, должна быть чрезвычайно высокая плотность застройки, и особенно в центральной, исторической, его части. Земля сейчас дорогая, при этом расширять границы Красноярска уже некуда, значит, надо строить не 10-, а 24-этажки. И если бы в свое время были сформулированы грамотные решения по высокой этажности, наш город сегодня выглядел бы по-другому.

Или, например, бог знает кем и когда заданный норматив: в городе на душу населения должно приходиться 6 кв. метров зеленых насаждений. Во-первых, откуда взялась именно такая цифра, почему, к примеру, не четыре или не восемь? Во-вторых, кто сказал, что эти метры должны быть равномерно рассредоточены по городу? Неужели деревьям обязательно стоять вдоль дорог и тротуаров, мешая движению и накапливая пыль и грязь?

В Питере на Невском ни одного дерева нет, зато какие там ухоженные парки и скверы. Почему бы нам не пойти по этому же пути? Но нет, стоит срубить какое-нибудь уродливое дерево, перегородившее проезжую часть, сразу раздаются крики: мы задыхаемся! Как будто мы живем в оазисе посреди пустыни, а не окружены со всех сторон бескрайней тайгой. Но сделать ничего нельзя: так прописано в нормативах.

– Сейчас много разговоров ведется о том, чтобы при возведении новых объектов по максимуму сохранить историческое лицо города. Многоэтажные застройки в центре, изменение карты зеленых зон… Если следовать вашим предложениям, не получится ли так, что многие объекты культурного наследия если и не окажутся разрушенными, то, во всяком случае, потеряются среди новых сооружений?

– А вы взгляните, допустим, на район улиц Брянская – Лебедевой. Центр города, между прочим. Благоустроенная набережная Качи – это работа последнего времени. А вросшие в землю развалюхи-«памятники» – историческое наследие. Я бы нещадно снес деревяшки на Лебедевой, но особое внимание уделил бы историческому кварталу около Органного зала. Но об этом много говорится, вот только ничего не делается.

А если говорить о сохранении центра… Поймите, исторический центр в любом городе всегда остается таковым. Но трансформируется. Возможно, когда-нибудь мы дорастем до того, чтобы убрать морально устаревшие дома и заменить их современными, уникальными строениями.

С моей точки зрения, самый красивый пример в этом смысле – архитектурное решение Стрелки. Когда я приехал в Красноярск несколько десятилетий назад, там была свалка и деревянные развалюхи. Тогда первый секретарь крайкома Федирко поставил архитекторам задачу – создать на этом месте современный микрорайон. Тогда на Стрелке убрали все, не разбираясь особо, памятники это или нет. Зато теперь это прекрасный образец ансамблевой архитектуры – один из немногих в городе.

К архитектурным ансамблям можно отнести разве что Театральную площадь, Предмостную... А так город застраивается точечно. Правильнее сказать хаотично. Один архитектор выполнил пожелания одного заказчика, другой – другого, вместо того чтобы следовать единому плану. В итоге у города нет своего лица. Зато «памятники» сохраняются.

Кстати, именно из-за этой «разноголосицы» лопнула идея, заданная генпланом 1990-х годов, – создать на Взлетке и в Северном новый административный центр. Эти микрорайоны застроены совершенно бессистемно. О каком новом центре можно говорить в данном случае? Там бы создать более-менее гуманные условия для проживания. Другой пример – чудовищная застройка Копыловского моста. По бокам стоят высотные дома, а посреди оживленной магистрали – крохотный островок с деревянными бараками и уличными туалетами. Причем все это на виду. Получается, транспорт разрулили, и ладно. А на людей плевать.

И это яркая иллюстрация того, к чему может привести хаотичная застройка города. Ну, нет у нас понимания того, что если в генплане обозначены какие-то концептуальные вещи, то уходить от них нельзя.

– Существуют ли реальные предпосылки для того, чтобы ситуация изменилась?

– Пока нет. И прежде всего потому, что нет нормативной базы, мы работаем по старым нормативам, хотя давным-давно живем в стране, в которой они неприменимы. Вообще, наши градостроительные принципы радикально отличаются от западных, потому что у нас во главу угла поставлены нормативы, а у них стоимость квадратного метра – земли или жилья.

У них все просто: земля дорогая – построим небоскреб. А мы, сколько бы ни хотели сделать хоть что-то новое, не можем: проект должен пройти экспертизу, а она основывается на старых СНиПах. Принятия новых мы ждем уже лет десять, когда они выйдут, возможно, мы к застройке города наконец сможем подходить по-другому. И если в Москве и Питере разрабатываются собственные региональные нормы, то мы себе этого позволить не можем, хотя речь об этом ведется лет двадцать.

Получается, что для Сочи, что для Красноярска, нормативы везде одни. А ведь любое планирование начинается именно с нормативной базы. И это очень больная тема – и для застройщиков, и для нас.

– Юрий Николаевич, а для горожан одна из больных тем – Николаевка. То люди, что называется, спали и видели, пока их расселят по благоустроенным квартирам, а теперь забастовали – протестуют против сноса. Как вы считаете, этот вопрос запоздало решается или, напротив, преждевременно?

– А он вообще никак не решается. Плана-то нет, есть точечные застройки. Вот и получается, что строится там высотка, отсыпается дорога, а в итоге страдают жители соседнего частного дома: из собственного двора выбраться не могут. И это еще мелочи. По Покровке, кстати, план есть, другое дело, что он не выполняется. А по Николаевке – ни-че-го! Но зато строить начали.

– А может, стоит повременить, тем более что жители против.

– Вернемся к началу нашего разговора и определимся: Красноярск – это город, деревня или в очередной раз ни то, ни другое? А потом, кроме градостроительных и экономических аспектов, существует человеческий. Если у одного человека джакузи в квартире, а у другого туалет на улице, они по определению по-разному будут относиться к действительности. И это может привести к самым непредсказуемым социальным последствиям. Это же Достоевский!

– Кроме устаревшей нормативной базы, и как следствие отсутствия внятных градостроительных планов, что еще, на ваш взгляд, мешает развитию города?

– Больше всего Красноярску не хватает ориентированности на человеческую жизнь, приспособленности под реальные нужды человека. Я всегда откровенно признавался: мне не нравится Красноярск, хотя как архитектор я должен работать в любом городе.

Город нельзя любить просто так, его надо любить за что-то. А у нас за что? За реку, в которой нельзя купаться? Хотя, в принципе, такая возможность могла быть вполне реальной. Если над рекой можно только по набережной прогуливаться, значит, это глупая река. Или, может, за то, что правый берег испорчен заводами, на КрасТЭЦ людям жить нельзя, а там до сих пор продолжают строить новые дома?

Хотя справедливости ради надо сказать, что за последние годы Красноярск изменился разительно. Даже если мелочи взять, например, то, что урны для мусора на улицах наконец-то появились. Или фонтаны, пусть даже с ними кое-где получился явный перебор. За такие вещи город можно любить. А вообще Красноярск красив уже потому, что у него уникальный ландшафт, который невозможно испортить. Но ведь, чтобы подчеркнуть, например, красоту женщины, ее нужно одеть в красивое платье. А наш менталитет предписывает любить ее и в телогрейке.

И еще я пожелал бы всем, и чиновникам, и застройщикам, и простым горожанам, больше доверять специалистам. В данном случае архитекторам. Мы же во время операции не диктуем хирургу, как ему скальпель держать. А в архитектуре все разбираются.

Беседовала Юлия СТАРИНОВА{jcomments on}

Сообщения с форума:
сообщений нет

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Также смотрите:

На главную >> Архитектура >> Юрий Суздалев: «Город должен развиваться по законам нового времени»